Опрос Начало голосования: 18.01.2022

Вы выступаете за прямые выборы глав городов, районов и сельских поселений? 


Опрос Начало голосования: 17.01.2022

Как вы думаете, что повлияло на решение властей об отложении принятия законов о qr-кодах на транспорте и в общественных местах?


Как гусевчане боролись за демократию

Репортаж Томикса

Вчера в администрации города Гусь-Хрустальный прошли публичные слушания по отмене прямых выборов мэра. Участники обсудили формы выборов, взвесили «за» и «против» и приняли решение. Повлияет ли оно на городской совет депутатов, покажет время. Корреспондент Томикса присутствовал на слушаниях и подробно рассказывает о том, как там всё происходило.

30 минут до начала публичных слушаний об отмене народных выборов мэра Гусь-Хрустального. У входа в городскую администрацию стоят четыре полицейских. Ещё двое ходят в парке напротив. В этом парке пикетируют двое ЛДПР-овцев. Один из них стоит прямо напротив входа в горадминистрацию. К нему подходит полицейский и начинает, активно жестикулируя, что-то объяснять. Пикетчик, вроде, сворачивает плакат, но как только полицейский отходит достаточно далеко, разворачивает снова. Такая же ситуация в другом конце парка. 

Ко входу в здание администрации группками стягиваются неравнодушные жители Гусь-Хрустального и журналисты. В холле уже толпа — на пропускном пункте требуют вписать имя, год рождения и поставить подпись. У всех спрашивают QR-коды. 

Конференц-зал администрации города Гусь-Хрустальный битком. Только в зале рассадили около 80 человек, почти столько же стоят в коридоре. И кто сказал, что жители города не проявляют гражданскую активность? «Полтора метра все соблюдаем, да?» — задаёт риторический вопрос протискивающийся через сидящих независимый депутат Виктор Шохрин. К началу слушаний люди, которым не хватило места в зале, рассаживаются в коридоре. Внезапно Николай Балахин, бывший мэр Гусь-Хрустального и председатель горсовета, начинает свою вступительную речь. При этом в зале всё ещё ходят люди со стульями — ищут хотя бы мизерный кусок пустого пола. Из толпы в коридоре бывшему мэру кричат: «А можно громкость усилить? Вас не слышно!». «Сейчас тогда колонки сделаем», — отвечает Балахин и сразу же продолжает свою речь. «Ничего не слышно!» — снова кричат из коридора. «Сейчас докладчик там будет стоять», — председатель указывает рукой на выход из зала.

Первым к народу выходит Павел Орлов, юрист городского совета. Стоя напротив входа в конференц-зал, он объясняет собравшимся, о чём пойдёт речь на сегодняшних слушаниях: внесение в Устав изменений порядка избрания главы города. Чтобы высказать эту простую мысль, юрист городского совета на протяжении почти 10 минут перечислял на юридическом языке различные федеральные и региональные законы, относящиеся к контролю муниципального управления над лесничеством, наземным транспортом и теплоснабжением. «В адрес городского совета поступили обращения депутатов совета, а также руководителей общественных организаций и промышленных предприятий города. В связи с данными обращениями был подготовлен проект…» — продолжает свою речь Павел Орлов, но его вопросом перебивает мужчина из коридора: «А список есть?». Мужчину тут же просит помолчать Николай Балахин. Юрист отмечает, что глава города в случае принятия изменений тоже будет избираемым, а не назначаемым. 

Председатель слушаний Николай Балахин предлагает сократить время на выступление до 5 минут, все соглашаются, и он даёт слово нынешнему главе города Алексею Соколову. 

Сзади снова кричат, что ничего не слышно. «Там же микрофон стоит!» — выкрикивает кто-то из толпы в коридоре, — «Подойдите к микрофону!». «Давайте поставим трибуну.» — говорит депутат городского совета Николай Мокров. «Зачем нам трибуна?» — возмущается женщина из коридора. «А вот он [мэр] встанет, и будет слышно!» — отвечает Мокров. Народ предлагает перенести слушания в подходящее место, «в ДК, например», на что получает ответ от депутатов: «Слушания уже начались». Внезапно к «круглому столу» поставили трибуну, к ней — микрофон, к нему — Алексея Соколова. 

«Я так понимаю, основой дискуссии сегодня будет изменение системы выборов, которая есть в нашем городе. Вы знаете, мне неоднократно поступали обращения, запросы прокомментировать. Обращаю ваше внимание […], уважаемые жители, решение принимаете только вы сегодня на публичных слушаниях. И дальнейшие решения принимает только городской совет. Ни администрация города, ни глава города, ни какие-то сотрудники администрации. Только ваше решение ляжет в основу того, что решит Городской совет», — начинает Алексей Соколов. 

Он вспоминает слова нынешнего врио губернатора нашей области Александра Авдеева, но называет его сначала Андреевым, потом Агеевым. Небольшая заминка, сидящие в зале хором подсказывают мэру правильную фамилию Авдеева, и с тяжёлым вздохом Соколов продолжает. Он повторяет слова губернатора о том, что Городской совет должен полагаться на мнение народа. Мэр приводит аргументы за принятие решения об отмене народных выборов. По его мнению, эффективность выбора заключается в том, что депутаты будут разделять ответственность за все косяки вместе с мэром. Также Соколов отмечает, что во всей области народными выборами избираются мэры только в Муроме и Гусь-Хрустальном. 

«Я работал при одной системе, работал при другой системе. Самое главное что я вижу: там идёт лучшее развитие муниципального образования, где […] и законодательная власть, и исполнительная власть работают по принципу взаимопомощи.» — говорит Алексей Соколов. Он завершает свою речь просьбой быть корректными и не переходить на личности. 

Слово передают депутату Николаю Мокрову. Сначала он хочет выступать с места, но из коридора снова доносятся возгласы: «Нам не слышно!». Мокров резко встаёт с места и подходит к трибуне. Перед ним лежит листочек с заготовленной речью. 

Начинает депутат с того, что его речь не несёт «личностного характера», и он будет говорить только с точки зрения «теории». Мокров придерживается позиции «за отмену выборов». Чётко и с расстановкой он перечисляет аргументы. Первый: хотя по закону народ может отозвать избранного мэра, в этом же законе не прописана процедура и причины отзыва. Второй: хорошо сделанная работа мэра может «затеряться» в предвыборной кампании из-за технологий и пиара. Так, по мнению Николая Мокрова, произошло на предыдущих выборах в Гусь-Хрустальном. Третий: при советской власти система выбора мэра депутатами была весьма эффективной. Четвёртый аргумент Мокров построил по принципу силлогизма. От каждого депутата будет зависеть выбор главы администрации. Следовательно, больше людей захочет стать депутатами. Соответственно, возрастёт конкуренция. Это приведёт к большей активности избирателей на выборах. Логично? 

Из коридора просят задать вопрос. «Вопросы задавать нельзя», — отвечает в коридор Балахин. «Как это нельзя?» — вскрикивает та женщина, которая хотела задать вопрос предыдущему спикеру. «Потому что выступления уже пошли», — говорит Балахин и сразу даёт микрофон следующему спикеру. «Я просто хотела спросить. А что, при нынешней системе нельзя так же ответственно относиться к своей работе? Это только со сменой [системы] выборов можно делать?» — не сдаётся женщина из коридора. Мокров отвечает ей, что поговорит с ней лично после слушаний. 

Третьим выходит Виктор Шохрин. Он встаёт перед трибуной, поправляет все пуговицы на пиджаке и галстук.

«Я не буду комментировать предыдущих выступающих. Они призвали не лукавить, быть честными. [смешок] Но вы понимаете, что это неправда. Потому что правду эти люди никогда не любили и не любят», — начинает независимый депутат. Он считает, что отмена свободных выборов — это лишение гусевского народа свободы. «Отмена выборов — это самое антинародное решение, которое можно принять», — говорит Шохрин.

Следующим к трибуне выходит редактор местного издания «Gus-info» и депутат Михаил Филиппов.


Он говорит, что вне зависимости от системы выборов профессионализм депутатов не изменится. Также Филиппов отмечает, что чувство ответственности у мэра выше, чем у главы города: «Мэр несёт ответственность перед жителями, а сити-менеджер только перед депутатами». Журналист просит перед началом голосования убрать из зала всех сотрудников администрации и уходит под бурные аплодисменты коридора. 

В зале нарастает шум. Время от времени в разных углах происходят споры между рядом сидящими пенсионерами. Кто-то на кого-то постоянно шикает. Душно. Несколько женщин достают программки и начинают или обмахиваться. Воздух пахнет двухнедельными носками. Странно, что ни у кого ещё не случился приступ клаустрофобии. 

Тем временем выступления продолжаются. Спикеры сменяют спикеров. Один говорит, что раз мы доверяем депутатам, обращаясь к ним с проблемами, значит должны доверить им и выбор главы города. Другой жалуется, что здания плохо строить стали. Это, кстати, выступает бывший главный архитектор города. «Еврей!» — восклицает сидящий рядом старичок. — «Целый микрорайон построил — чёрт ногу сломит!». 

После выступления бывшего архитектора в зале поднимается шум — люд недоволен, что регламент превышают. Николай Балахин тихонько стучит карандашом по столу, призывает к спокойствию. Выступающая председатель компартии обращается к Совету народных депутатов и к председателю слушаний словами песни: «Ямщик, не гони лошадей.»

Решает выступить тот самый старичок, назвавший бывшего главного архитектора евреем. Пока он выходит к трибуне, в зале встаёт пенсионерка и спрашивает, почему до сих пор не поставили памятник детям войны. Старичок тут же просит не перебивать его, на что пенсионерка выдаёт свой главный козырь: «Слушай, я постарше тебя!». «Выведи её, председатель», — требует у Балахина бойкий пенсионер. Против такого у женщины аргументов не нашлось, и она вернулась на место.

«Я уже в Интернете писал, кому нужна отмена выборов. Для тех, кто не помнит или не читал, повторю — начинает старичок. — У нас население 50 тыщ человек. Кто это? Народные избранники, те, кто хлопает в ладоши и одобряет Единую Россию, которая нас так укусила? Пенсии нет, зарплаты нет, качество жизни хуже, чем в какой-нибудь африканской стране! Но те, кто дорвались до власти, попробовали этот кусок, уже не отдадут его. […] Нет, нельзя отменять прямые выборы мэра. […] Если будет новый человек в исполнительной власти, избранный народом, с него народ и спросит. А вот когда человек будет по конкурсу, с него только региональная власть будет спрашивать. И он будет ориентироваться только на неё, а не на народ».

Выходит бывшая предвыборная агитаторша. Говорит, что выборы — дорого, да и вообще на них мало людей ходит.

Прошёл почти час с начала слушаний. К трибуне выходит Любовь Кандалина, местная жительница и подполковник МВД в отставке. 

Она одна из немногих решила представится перед выступлением. «Я в пятом поколении гусевчанка!» — твёрдо заявляет женщина. Она нашла те обращения, на которых основывался Николай Балахин, организуя публичные слушания по отмене народных выборов. Адресанты этих обращений использовали формулировку «уважаемый Николай Николаевич». По словам Любови Кандалин, имя в обращении может быть только при законном обращении граждан к депутату, но никак оно не может быть правовой инициативой для возбуждения такого дела, как смена или назначение главы города. «Ясно одно — не хотят [депутаты горсовета], чтобы народ участвовал в управлении своей территорией!» — утверждает подполковник в отставке.

Выступает ещё один бывший агитатор, пенсионер с пышными седыми волосами, ему 82 года. Он считает, что систему выборов надо менять. После него выходит бывшая председатель ТСЖ. Она рассказывает, как пять лет ждала приёма у Николая Балахина, так и не допросилась помощи у нынешнего мэра и его бывшего заместителя Николая Мокрова — у женщины нет доверия к этим людям. 

Дальше выступают ещё семь спикеров. Все они местные жители, и вопросы у них примерно одинаковые: куда пойдут сэкономленные на отменённых выборах деньги и как сделать систему конкурсных выборов реально рабочей. 

Один час двадцать пять минут после начала слушаний. Выступает депутат от Единой России Михаил Валенков. К выступлению его толкнула бывшая председатель ТСЖ словами о том, что депутаты плохо работают. «Вы приходите в наши приёмные, просите решить одну проблему, решить другую проблему. А я вам скажу: попробуйте что-то решить, когда у вас связаны руки. Следующие выборы будут — баллотируйтесь в депутаты и покажите пример», — после этих слов депутата зал взорвался неразборчивыми выкриками. «Когда депутаты работают в связке с главой города, решать вопросы важные будет намного проще», — считает единоросс.

«Лично я не против выборов. То, что вы говорите, было бы неплохо, но шансов, что это будет работать правильно нет. Эту систему [конкурсная система выборов] надо продумывать. Она никак не продумана.» — отвечает Михаилу Валенкову местный предприниматель. 

К микрофону выходит ещё одна местная жительница. «Сегодня нам говорят: «Надо попробовать»! У вас жена?» — женщина обращается к Михаилу Валенкову. — «А вы попробуйте выйти замуж! Вдруг понравится? Вы же ещё не пробовали! Нам именно это сейчас пытаются навязывать!»

Последней выступает пенсионерка. Она выходит к трибуне, тяжело опираясь на трость. Плача, она просит депутатов вернуть автобус, на котором она ездила в город из садового товарищества «Южный» и обратно. По словам женщины, в администрации объяснили, что в этом году в бюджете нет денег на обслуживание этого маршрута. 

Один час сорок минут после начала слушаний. Николай Балахин объявляет начало голосования. Павел Орлов зачитывает положения, по которым будет проходить голосования. Они делятся на две части. Собравшиеся спрашивают, что это значит. «У нас есть две резолюции. В первой — положения, которые мы должны принять. Во второй — вопрос по главе города»,  — отвечает бывший мэр. 

Судя по нахмуренным бровям присутствующих, никто так и не понял, что входит в первую резолюцию. В счётную комиссию вошли юрист Павел Орлов, подполковник в отставке Любовь Кандалин и единоросс Михаил Валенков. «Давайте голосовать. Кто за основу?» — спрашивает Николай Балахин. Никто в зале, кроме депутатов не понимает, что такое основа. Объяснить берётся Виктор Шохрин: «Есть два пакета документов: формальные и вопрос о выборах. Вот предлагается проголосовать сначала за основу, а отдельно по выборам». Этого объяснения оказалось достаточно. За «основу»  единогласно «за». А потом ещё раз «за». Видимо, первый раз был пробным. 

Теперь голосование по «главному вопросу». Из коридора доносятся обеспокоенные возгласы: «Нас не забудьте. Тут все против!». «Как же считать-то будут?» — этот вопрос то и дело задаётся в разных концах конференц-зала. «У нас два крыла. Одни, кто за, могут уйти направо, а кто против — налево.» — предлагает Николай Балахин. «Мы тут останемся.» — говорит кто-то в зале. Все уже с полу-поднятыми руками на низком старте. «Кто за то, чтобы принять резолюцию об отмене выборов?» — спрашивает Балахин.  Руки поднимаются вместе с выкриками «Кто против?». «Прекратите, идёт голосование!» — обрывает кто-то саботирующие процесс выкрики. «Правильно вопрос поставьте!» — просит ещё кто-то. Счётная комиссия пошла считать. С «Камчатки» им пытаются подсказывать. 46 — «за». «Кто против?» — спрашивает председатель слушаний. Процесс повторяется. 53 — «против». Народ тут же начал расходиться. Через 15 минут в городской администрации никого не осталось.

Контекст: В начале марта этого года стало известно, что к председателю горсовета Гусь-Хрустального Николаю Балахину якобы обратились некие общественные организации и местные предприниматели с просьбой отменить прямые выборы мэра. Тогда слушания по этому вопросу были отменены из-за предстоящих выборов в ГосДуму. Есть мнение, что таким образом Николай Балахин пытается вернуть власть в городе в свои руки, потому что прямые выборы он бы проиграл — популярность нынешнего мэра гораздо выше бывшего управленца.

Елизавета Жеребцова

Дата публикации: 26.11.2021 Просмотров: 3253


Реклама
Другие новости
25.01.2022
Владимирские «Новые люди» предъявят чиновникам «чек-лист», а в ЛДПР усомнились в их профессионализме

Партийцы ответили на присоединение региона-33 к всероссийскому алгоритму вызова скорой помощи для больных коронавирусом

Опрос Начало голосования: 18.01.2022

Вы выступаете за прямые выборы глав городов, районов и сельских поселений? 


Опрос Начало голосования: 17.01.2022

Как вы думаете, что повлияло на решение властей об отложении принятия законов о qr-кодах на транспорте и в общественных местах?


Присоединяйтесь