Опрос Начало голосования: 11.10.2021

Вы рады, что во Владимирскую область прислали временно исполняющего обязанности губернатора Александра Авдеева?


Владимирский архитектор: набережная на Рпени, керамогранит, гидропарк у ТЭЦ и самый страшный ЖК

Интервью Томикса со свежим владимирским архитектором

Томикс поговорил с молодым архитектором из Владимира Екатериной Манасовой: о сложностях в сохранении памятников культурного наследия, о потёмкинской деревне на Георгиевской, скучной туристической среде Владимира, доме-переростке в Коммунаре, перспективе таунхаусов, садах у ДДЮТ, пешеходной Большой Московской, керамогранитной эстетике, хрущевской мозаике, набережной на Рпени, извечной убогости заборов, о гидропарке за ТЭЦ, о Нижнем Новгороде. Обсудили, куда и как расти городу, узнали, какой во Владимире худший и какой лучший жилой комплекс, по мнению собеседницы. И многое другое.

_DSC9007.JPG

— Екатерина, как вы думаете, насколько бережно во Владимире власти заботятся о сохранении исторической застройки? 

— Такое чувство, что власти не заботятся об этом вообще, либо только в «полноги». Это может быть связано с отсутствием финансов во Владимирской области. Если сравнивать с Нижним Новгородом, там получше пытаются сохранить памятники архитектуры. В силу того, что есть и нормальное производство, и закрытые города, поток денежных средств на культуру значительно больше. А во Владимирской области, в плане реставрации памятников, такое чувство, что вообще ничего не происходит. 

— Почему, как правило, проектировкой общественных пространств во Владимирской области занимаются архитекторы из Москвы, а не местные? 

— Вероятно, так же как и везде — происходит разыгрывание тендера и выигрывает тот, кто предлагает наименьшую сумму. Но проблема в том, что иногородние архитекторы не могут четко проследить какие-либо функции, связанные с объектом, в силу того, что архитектор не живет в этом городе. К примеру, предпочтения горожан, легенды, которые относятся к тому или иному зданию. Это никак не фигурирует в архитектурной среде. В итоге получаются «голенькие проекты». Особенно четко это видно на общественных пространствах. Когда разработкой занимаются не наши архитекторы в силу маленького бюджета, заложенного в проект они просто не могут вникнуть и успеть разработать все желания и хотелки населения. Идет некое параллельное мнение горожан и архитекторов. Пример тому проект развития Суздаля, опубликованный «Стрелкой». Сами местные жители в недоумении. Они недовольны потому что город полностью хотят сделать туристическим, а суздальчанам такая среда не подходит. Такое чувство, что москвичи просто делают для себя, и вместо того, чтобы делать удобства для наших горожан, проекты нацелены на привлечения туристов. 

— Многие ругают Георгиевскую улицу за её банальность и схожесть с улицами в любом другом городе. Какое ваше мнение?

— Я не очень люблю проект Георгиевской улицы у нас во Владимире, потому что она излишне искусственная. Возможно нужно было пригласить на этот проект владимирских архитекторов или дать более широкий спектр мнений жителей. По факту, сейчас мы видим типичное, стандартное решение пешеходной улицы, при этом вся красота зданий, которая там существует, утрачивается, потому что мы видим декорацию. Это не здания, это не дома, в которых живут люди - это фасад, потемкинская деревня.

_DSC9102.JPG

Если говорить о местах Владимира, придающих ему собственную идентичность городской среды, нужно ли их создавать или они уже есть? 

— Мне кажется такие места уже есть, но не исключено, что они заброшены. Только заброшены с точки зрения обывателя, а с точки зрения туриста, который интересуется городом, вполне себе существующие. Вопрос в том, в каком состоянии находятся эти места, некоторые могут нести угрозу жизни. Взять те же подворотни в центре города Владимира, когда идешь по Большой Московской, делаешь шаг в сторону и перемещаешься в места в совершенно плачевном состоянии.

_DSC9083.JPG

...А ведь наш центр по своей сути уникален.У нас все сложения эпох, и вехи истории, которые пережил наш город. Это и белокаменные памятники,и церкви 15 века, и старинные дома 18-19 века. И даже присутствует современная архитектура - модернизм советского времени. Все это сейчас «замусорено», нет общей ткани.

Понятно, что зачастую любой вопрос решается за счет финансов, но, если пустить в полет фантазию, весь центр можно было бы под туристическую зону «заточить». Например, сделать в стареньких домиках гостевые дома и туристы бы с удовольствием там останавливались, поскольку это диковинка. По крайней мере для московских туристов, уставших от блеска и лоска, приехавших за некоторой натуральностью. Даже если рассмотреть Центр современной культуры «Флигель» - это натуральность. Если смотреть с архитектурной точки зрения. Они [авторы проекта] оголяют стены, выставляют страшненький кирпич, открывают фактурность и к ним тянутся люди, и владимирские в том числе. Но почему-то власти города не хотят смотреть в этом направлении. А в итоге мы имеем довольно скучную туристическую среду, которая никак не улучшается.

_DSC8816.JPG

_DSC8994.JPG

— В чем проблема сохранения памятников культурного наследия в их оригинальном/подлинном виде? 

— Больной вопрос на самом деле. На данный момент очень сложно осуществлять саму процедуру сохранения памятников культурного наследия. И не только во Владимире, но и по всей стране. Эта область очень забюрократизирована. Владимиро-Суздальский музей заповедник на самом деле не может просто так взять и нанять реставраторов, чтобы они по проекту сразу начали работы. Там идет куча согласований на разных уровнях, начиная от Министерства культуры и заканчивая субподрядчиками. В итоге получается волокита макулатуры, которая не имеет ничего существенного к самому зданию. И не стоит забывать, что каждая бумажка стоит определенных денег. Грубо говоря, если бы мы просто собрали деньги со всех людей Владимира и направили их непосредственно на сам процесс реставрации, который ручками делается, а не бумажная волокита, то работы были бы сделаны довольно качественно. Еще одна проблема - специалисты. В большинстве случаев нанимают специалистов не имеющих лицензии, потому что это дешевая рабочая сила. С проектами такая же ситуация. Берется фирма, которая за наименьшую сумму может разработать проект, но при этом у нее может быть недостаточно опыта в работе с какими-либо объектами.

_DSC9073.JPG

_DSC9072.JPG

То есть можно выделить две проблемы: бюрократическая волокита, причем она уже на всех уровнях, и закреплена законами, которые иногда противоречат сами себе, и вторая - тендеры, нередко создающие новые проблемы. Когда мы находимся в центре, мы видим Золотые ворота в ужасном состоянии. Казалось бы, чего стоит нанять рабочих и заделать все дыры в памятнике кирпичом, тогда бы он хотя бы перестал сыпаться. А с другой стороны, ВСМЗ никуда не может деться от определенных процедур и законов. Поэтому винить только музей неправильно. Проблема намного серьезнее, чем кажется. Взять те же самые здания, которые находятся по Большой Московской, они тоже являются памятниками архитектуры и находятся в плачевном состоянии. Зачастую собственник просто не может собрать достаточное количество денег, чтобы сделать все работы по восстановлению, или хотя бы заказать проект.

_DSC9062.JPG

— К вопросу про особо охраняемые зоны Владимирской области. Конкретный пример, «дом-переросток» в Коммунаре. Построили больше этажей, чем позволяет охранная зона. В итоге сносить не стали, изменили зону, всё узаконили. Допускаете ли вы, что вскоре такими высотками заполнится весь Владимир?

— Теоретически, это возможно. Думаю здесь идет некоторое негативное влияние застройщиков и чиновников. Сейчас архитектура, как специальность, как искусство, к сожалению, отходит на второй план. И виной тому деньги. Зачастую архитектор ставится в такое положение, что его вынуждают строить те же самые лишние этажи. Это экономически-выгодно заказчику. Если мы говорим о доме в Коммунаре, то это продажа квартир и, естественно, он окупится. И это огромное здание заказчику выгоднее, чем какой-то там вид на какой-то там собор 12 века. Мы же лучше сделали, у нас люди из квартир верхних этажей могут наблюдать памятник. А то, что он [дом] чего-то загораживает, так это не мои проблемы. Возникает чувство, что у нас все идет по такому пути и это очень негативная тенденция, самое страшное - неизвестно как с ней бороться. Насколько мне известно, в Москве разрабатывался некий кодекс архитектора. С его помощью пытались вернуть позиции архитекторов, но на практике, этого не произошло. В принципе, архитектура в таких условиях может существовать. Во-первых,для этого нужно менять сроки на более поздние, чтобы архитектор мог поразмышлять над проектом. Во-вторых, это будет стоить дороже. Сейчас все дома выпускаются однотипные, так сказать «человейники». В них нет какой-то изюминки. А почему так? Потому что дешево. Для архитектора быстро. Для заказчика легко и просто.

_DSC9016.JPG

— Но сейчас же есть проекты таунхаусов. Почему не строить их? 

— Это дороже. Да, это в разы красивее, удобнее, но дорого. Возможно со временем это придет к нам. Вначале это появится в Москве. Полагаю сейчас, после пандемии, когда все были дома на карантине и осознавали, что значит жить в многоквартирном доме, появятся какие-то движения в этой сфере. Людям просто захочется создать уютную, благоприятную среду для своей жизни. Первыми, конечно, появятся такие дома для богачей - первый класс, так сказать. Далее они будут дешеветь или спроектируют домики для эконом класса. 

— Оправдана ли вероятная застройка (в будущем) садов возле ДДЮТ коммерческой недвижимостью, торговыми центрами…?

— С точки зрения здоровья и экологии это совсем не оправдано. Но это оправдано, опять же, с финансовой точки зрения. Если мы говорим  о местечке рядом с «белым домом», то земля там очень дорогая, это административный центр города. Естественно торговые центры там будут приносить большой доход от туристов, но надо ли это местным жителям? Но и бизнесменам не нужны неподъемные проекты. Например, проект с внедрением торгового центра внутрь земли, где крышей станет зеленая парковая зона. К тому же, это место бывшее русло Лыбеди и проблемы со строительством возникнут на начальном этапе. Дико жаль пустых, по сути, трат бюджета на новый проект, когда владимирским архитекторам была разработана концепция парка бесплатно, девушка презентовала ее на всероссийском конкурсе молодых архитекторов. Низовая инициатива не ценится никак, что очень прискорбно само по себе. Парки и подобного типа открытые пространства в целом должны проектироваться не архитекторами, а ландшафтными архитекторами - более узкими специалистами, которые больше заточены на растительность. Ведь основная цель у архитектора какая? Застроить пространство, придумать какой-то интересный, вычурный объект. В итоге получается и заказчик приходит с заданием отбить денег, и сам исполнитель - архитектор хочет что-то придумать, а то больно просто этот парк проектируется. На самом деле даже голосование по этому проекту было довольно странным. Поскольку, по моему мнению, ни один житель города Владимира не хочет видеть там торговый центр, я считаю, что результат был накручен.

Такая же непонятная ситуация с Центральным парком 850-летия и разрекламированным «Звездным домом». Он изначально должен был быть предоставлен планетарию, который сейчас в здании церкви находится, однако до сих пор он стоит ничейный. И все отговорки для СМИ, вроде тех, что туда оборудование не влазит - детский лепет. Эта земля - муниципальная собственность - сейчас сдается частнику, который просто наживается на этом. Такого тоже не должно быть.Такая же ситуация с домом-утюгом на пересечении улицы Горького. Здание стоит несколько лет, загораживает вид на собор, находится в зоне по ограничению этажности, и тем ни менее сейчас стоит пустое. 

— Пешеходная зона на Большой Московской, о которой еще много говорила экс-губернатор Светлана Орлова. Владимирский архитектор Владимир Пичугин, бизнес и общественность - раскритиковали эту идею, предрекая большие затруднения для автотранспорта. А с вашей с точки зрения - возможно сделать такую огромную пешеходную зону?

— Это возможно при очень больших финансовых вложениях. Во-первых, действительно, движение автотранспорта будет затруднено. Во-вторых, если мы полностью выводим транспорт с этой магистрали, то полностью теряется исторический аспект улицы Большой Московской. Наш город в принципе складывался за счет этой длинной большой дороги, которая соединяла Москву и Нижний Новгород. По ней всегда ездили кони и тележки, потом уже автомобили появились и сейчас на этой дороге довольно плотный автомобильный поток. Если и делать, то должен существовать объезд с сохранениями всех маршрутов общественного транспорта. Но у нас есть некоторые трудности, к которым наш город еще ближайшие лет 5 не будет готов. Здесь и финансовые вопросы, и транспортная схема. К тому же наш город довольно рельефный, мы этого не замечаем, когда едем по Большой Московской, а если свернуть в сторону, то уже почувствуем все эти горки. 

— Архитектурное уродство, заключающееся в обшивке выдающихся [на фоне иных] зданий керамогранитными панелями или сайдингом. Как отрегулировать этот вопрос, чтобы советские здания или имперские - не превращались в уродство, как центр занятости?

— Почему-то считается, что это дешевле. На самом деле нет. Единственное, в чем может быть экономия, за такого рода материалами не нужно ухаживать. Хотя изоляция, которая находится между плиткой и зданием, тоже благополучно рассыпается. В итоге мы получаем небольшой промежуток между облицовочной плиткой и фасадом здания. Например, то, что хотят сделать с железнодорожным вокзалом во Владимире, совсем беда. Я в принципе против нашлепывания на здания пластиковых «кожур». Они портят облик, ничего полезного зданию не дают. Здание изначально строилось оштукатуренное, зачем его делать с какими-то клеточками?

_DSC9056.JPG

_DSC9027.JPG

— У вас на странице Вконтакте опубликован репост о том, что советскую мозаику не признали культурным наследием. Почему ее не признали и почему нужно таковой признавать?

— Не признали потому что, если инспекция по охране объектов культурного наследия Владимирской области признает ее, то на собственников жилья будет возложен целый ряд мер по ее охране. Здесь у меня двоякая позиция, потому что с одной стороны я понимаю, что собственнику не потянуть стоимость ремонта в случае повреждения объекта. С другой стороны у нас имеется красивая мозаика, которая является уникальной, в силу того, что ее делали владимирские художники, и осталось довольно мало во Владимире домов «панелек» с изображениями мозаик. Такая проблема прослеживается по всей стране. Да, в свое время панельное строительство спасло страну от жилищного коллапса, но время проходит и эпоха «панелек» тоже. На самом деле, честь и хвала тем художникам и архитекторам, которые хоть как-то пытались украсить страшненькую «панальку». Поэтому надо как-то сохранить этот уникальный предмет. Единственное, снимать эту мозаику в тот момент, когда «панелька» подвергается ремонту и собирать из нее что-то вроде декоративного панно. Потому что, рано или поздно эти «панельки» все равно сложатся.

— В обществе все больше разговоров про убогость и бессмысленность заборов в некоторых частях города. Можно ли совсем избавиться от заборов или создать привлекательный дизайн? 

— В целом наша страна очень уникальная, если посмотреть весь срез истории, то у нас всегда были заборы. Может быть у нас это внутри заложено, ведь заборы и ограды у нас есть даже на кладбищах. Наверное, мы от этого никогда не избавимся. Но если серьезно даже у нас во Владимире есть примеры абсурдности повсеместных заборов. В СМИ начали активно муссировать тему злосчастного забора на Костерином переулке. Там итак улица была узкая сама по себе, а теперь забор одной из новостроек перекрыл полностью весь тротуар, частично проезжую часть, и в итоге люди и машины следуют по одной дороге. И ты идешь, с одной стороны у тебя забор, с другой сугроб, а сзади машина, и ты не знаешь куда деться. Почему то сейчас везде стали выстраивать эти огромные черные заборы. Территории домой, школ, вузов. Огораживания учреждения забором стало обязательным с точки зрения антитеррористической направленности. Но если мы посмотрим на школы советского времени, то увидим, что подобного не было. И как-то мы нормально выучились. Может быть какой-то минимальный процент безопасности заборы дают, но, если, предположим, в школе случается пожар, а ворота двери окажутся на замке, то как проедет пожарная машина? Мы зачастую в погоне за комфортом и безопасностью забываем о чрезвычайных ситуациях и делаем еще хуже.

_DSC9026.JPG

— Набережная во Владимире - нужна? Где она должна быть? Как быть с близостью железной дороги?

У нас есть реки Клязьма, Рпень, Содышка и зачаток Лыбеди. Власти стараются протянуть набережную на реку Клязьму, естественно этого не получается в силу того, что там проходит железная дорога, которая отсекает город от реки. Либо мы устраиваем набережную на противоположном берегу со стороны Загородного парка, либо мы каким-то образом решаем спуск к набережной со стороны Успенского собора. Здесь идут уже фантазийные проекты, которые несколько лет назад делали студенты. если не ошибаюсь. Проект спуска через вокзал имеет место быть, но снова беда с финансированием. Сейчас такой проект Владимир не сможет потянуть. И я не уверена, что, в принципе, когда-то сможет потянуть. Только если к нам спустится какой-нибудь инвестор-магнат. Что касается альтернативных вариантов, то вполне обустройство реки Рпени через промышленную зону, если мы ее реанимируем и сделаем, например, учено-хипстерской, кластерной, то есть будет переквалификация городских зон. Не исключено, что именно набережная на Рпени сыграла бы на руку властям, которые смогли бы привлечь туристов за счет хипстерского пространства. Также у местных жителей появилось бы новое «зеленое» местечко. В общем. набережная во Владимире, как мечта, как фантазия имеет место быть, но сейчас она не осуществима. 

— В 2017 году к нам в редакцию приходил мужчина, который разработал проект гидропарка за ТЭЦ. Стоит ли такое воплощать в качестве объекта водных развлечений для владимирцев? 

— На мой взгляд задумка очень интересная, но если там проходит ТЭЦ, то от нее, по идее, должна быть какая-то охранная зона. Вполне вероятно, что эта территория также особо-охраняемая, на которой такие большие комплексы строить нельзя. Благоустроить территорию в легких масштабах мы можем всегда, а если это громадный проект, его нужно просчитывать довольно серьезно.

47f4ffe2a261a86c181e6aeff71b6308.png

— Владимир с юга ограничен жд, с севера Пекинкой, на западе парк «Дружба». На востоке - Боголюбово. Куда мог бы расти город? 

— Большой вопрос. Мы действительно зажаты со всех сторон. Эти градостроительные проблемы тянутся довольно давно, и советские архитекторы могли бы их решить. Возможно, изначально неправильно сделали планировку города и неверно провели объездную. Владимир может развиваться даже вглубь, если он будет реанимировать промышленные территории, которые сейчас заброшены. Сейчас мы наблюдаем такой эффект, что застроить вблизи города что-то проще, чем реанимировать то, что есть внутри. Можно попробовать стоить внутри города, сохраняя всю первозданную архитектуру. Но тут мы нападаем на «вилы» точечной застройки. Когда у нас пытаются вставить в сложившуюся архитектуру малоэтажных домиков большие домища, это - проблема.  

— Вы говорили, что в основном работаете на Нижний Новгород. Чем, в целом, отличается архитектура Владимира от Нижегородской?

— Что касается сравнения с Нижним Новгородом в плане отношения к исторической застройке, то Владимир в свое время выиграл, введя такое понятие как «историческое ядро», куда вошли все домишки - и памятники архитектуры, и обычные рядовые. В Нижнем этого сделано не было, за что они сейчас и поплатились. Однако сейчас вся эта ветхая историческая застройка потихонечку подчищается и город зарастает страшными новыми высотками, - из-за чего активизировались местные градозащитники. Потихоньку-полегоньку жители Нижнего начинают сами понимать красоту старой архитектуры, и это делают по осознанной любви, а не по привычке. В нашем городе те же архитекторы и историки не больно-то встают на защиту города, не говоря уж о простых жителях. Хотя, возможно, сейчас, в последние год-два, зачатки градозащиты можно увидеть и у нас.

Возможно, на этом фоне, наилучшими решением вопроса по мозаиках станет решение проблемы, в том, чтобы сделать так, что люди сами начнут понимать ценность этой мозаики и не хотели бы ее уничтожить, завесить, закрыть.

Итак, БЛИЦ:

— Три лучших архитектурных сооружения во Владимире? 

— Однозначно железнодорожный вокзал. Эту белокаменную облицовку ни в коем случае нельзя закрывать. Очень хочется назвать областной театр драмы. Парадоксально, как успешно была завуалирована большая сцена, не испортив громоздкостью внешний вид театра.

_DSC9061.JPG

Третьим, пусть будет объект современной архитектуры. Маленький домик на Герцена 6А, там сейчас вроде отель, и Северные Торговые ряды. 

По жилым домам, кстати, импонирует комплекс на Студеной горе. Тут и интересный, небанальный фасад, и бережное отношение к рельефу, и хорошая пропорциональность, в целом. Что не нравится в нем - врезки прямоугольных объемов в «валиках» в уровне 2 этажа.

— Лучший ЖК во Владимире?

— Сталинская застройка улицы Горького.

_DSC9055.JPG

_DSC9053.JPG

_DSC9058.JPG

— Худший ЖК во Владимире?

— Жилой комплекс на месте бывшего рынка «Факел». Он очень страшный.

_DSC9010.JPG

— Наиболее важные памятники архитектуры во Владимирской области, которые мы утратили? 

— Сейчас утрачиваемый объект - кинотеатр «Художественный». Аналогичная ситуация - казармы Васильева. 

— Что бы сегодня сказали дореволюционные архитекторы, если бы увидели Владимир?

— Они бы были в шоке. Да, двухсторонний шок. С одной стороны, очень негодующе восприняли бы все вокруг, а с другой, может быть в тайне, были в восхищении. Разумеется, от заслуг советских архитекторов.   

Оксана Катина 

Дата публикации: 23.03.2021 Просмотров: 2390


Реклама
Опрос Начало голосования: 11.10.2021

Вы рады, что во Владимирскую область прислали временно исполняющего обязанности губернатора Александра Авдеева?


Присоединяйтесь