Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Если бы выборы депутатов Законодательного собрания региона-33 прошли в ближайшее воскресенье, представителям какой партии вы бы отдали голос?


Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Считаете ли вы значимым и эффективным мероприятием ежегодный экономический форум "белого дома"?


Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Где вы планируете провести свой летний отпуск?


Социолог Дмитрий Петросян: «Одних отправили в тюрьму, с другими договорились»

Возможная смена губернатора остается главной политической темой в нашем регионе. Об этом, а также о выборах, о коррупции, о Навальном, о дочери Натальи Юдиной и в целом о политике в регионе - мы побеседовали с экспертом.

 Прогнозы насчет отставки губернатора даются разные: «Коммерсант» написал, что Светлане ОРЛОВОЙ могут дать возможность продолжить работу, «Ведомости» - что ей грозит отставка. Наш собеседник - Дмитрий ПЕТРОСЯН, кандидат философских наук, доцент Владимирского филиала РАНХиГС при Президенте РФ, доцент кафедры социологии ВлГУ, гендиректор «Исследовательской компании «Среднерусский консалтинговый центр».

- Давайте, Дмитрий Ильич, поговорим не о прогнозах, а об отношении населения к работе губернатора. Вы замеряли его?

- Оценки ее деятельности достаточно стабильные, держатся на более-менее среднем уровне, ближе к плюсу, чем к минусу. Но примерно такие же оценки всегда были и у предыдущего губернатора - Николая Виноградова. Так что это, видимо, не столько оценка конкретной личности и конкретных результатов работы, сколько оценка самого института губернаторства. И ничего в этом плане долгое время не меняется. Конечно, есть конкретные люди, которые губернатором Орловой сильно недовольны, есть те, кто ей благодарен, но в среднем, повторяю, заметных колебаний в ту или иную сторону нет. Тут надо учесть, что основная масса людей у нас в нюансы политики не углубляется. И поэтому воспринимает ситуацию так: есть губернатор, который время от времени ругает нижестоящих чиновников, - и это правильно, людям нравится; поругает президент губернатора - это людям тоже нравится, потому что губернаторов надо ругать, идеальных губернаторов не бывает.

- Конкретные пункты, чем довольны или недовольны, называются?

- У нас если люди чем-то недовольны, то это даже не конкретные проблемы, а стиль руководства и общения. Одним нравится ее чрезмерные резкость и простота в общении, а другим не нравится. Последним не нравятся, например, нападки на независимую прессу и болезненное восприятие критики губернатором, это оценивается как ее неуверенность в своей позиции. Кроме того, это выглядит и оценивается не современно, ведь понятно, что тебя всегда критикуют, когда ты занимаешь какую-то должность, естественный, казалось бы, процесс. Но абсолютного неприятия губернатора в массовом сознании я бы не отметил.

- Эксперты в числе минусов деятельности Светланы Юрьевны с самого начала называли ее неумение выстроить диалог с местными элитами, в частности с бизнесом. Эта же оценка высказывается и сейчас.

- Мое личное впечатление — элиты саморастворились за время ее правления, потихоньку встроились в систему и открытого конфликта элит сейчас не наблюдается.

- Это арест Филиппова-младшего всех напугал?

- Само собой, это же так понятно. У нас было два потенциально ярких участника избирательной кампании по выборам губернатора. Один потенциально яркий отправился в тюрьму, другой - в Совет Федерации. Вот вам элитарная демократия, когда сами элиты договариваются между собой, без участия граждан, кто-то получает кнут, кто-то получает пряник. Такой политический процесс и в целом в стране идет, и у нас в регионе то же самое: работают не демократические процедуры, а система договоренностей - одних отправили в тюрьму, вторых мягко репрессировали, с третьими договорились. Бизнес очень пуглив и еще более атомизирован, чем общество, он так и не сложился в особый класс, не смог снизу создать свою, реальную, партию. Попытки сверху предложить ему партию не находят никакого интереса, бизнес предпочитает поддерживать «Единую Россию» - или прямо вступать туда, или помогать финансово, получая какие-то преференции для своего бизнеса и одновременно ругая единороссов за глаза. В принципе, это модель поведения для всего общества: объединяться для решения проблем и совместно действовать - гораздо опаснее и менее эффективно, чем самому найти канал и договориться.

- И никто не хочет перемен?

- Желание, ожидание перемен с властью никак не связано, для улучшения того же финансового положения люди предпочитают действовать самостоятельно: ищут вторую работу, идут в репетиторы, оказывают другие платные услуги, сдают квартиры. Иными словами, надеются только на себя. Да, они хотели бы, чтобы было лучше, но рисковать обрушением политической и экономической системы, впадать в революционные события подавляющее большинство не хочет и не готово. Вот если чудо произойдет и, как в сказке, всё улучшится само собой - вот это было бы неплохо. Хотя, надо признать, жизненный уровень в России никогда таким высоким не был, как сейчас. И качество жизни у большинства населения пока остается более высоким, чем в восьмидесятые-девяностые годы, даже у тех, кто жалуется, что плохо живет. Свобода, политические права, состояние прессы мало кого волнуют. А вот возможность потреблять, придти в магазин и увидеть там разнообразие - ценно. И с этим, согласитесь, у нас проблем нет, даже под санкциями.

ГЛАВНЫЙ ЗАПРОС - ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЛОСЬ

- Если ожидание перемен с властью никак не связано, значит, явка на предстоящие президентские выборы снова будет низкой?

- Явка в стране продолжает снижаться, выборы разного уровня, если их сравнивать, показали, что людей на участки приходит всё меньше. И поэтому главная проблема для Администрации президента - как обеспечить приличную явку на президентских выборах. Но пока я не вижу, что они вызывают какой-то интерес у населения. Что касается ожиданий, то наша политическая система зиждется на ожидании отсутствия перемен. Сейчас много разговоров о том, что для Путина ищется образ будущего...

- Поэтому в офисе «Яндекса» побывал, с голосовым помощником «Алиса» поговорил...

- На самом деле этот образ будущего не сильно и нужен, потому что главный запрос - чтобы ничего особенно не менялось, зафиксировалось на том же уровне и там бы оставалось. И социологам очевидно, что наиболее популярным политиком в стране является Путин, поддержка его крайне высока, хотя от региона к региону и меняется. И близко стоящего к нему по поддержке народом политика ни одна соцслужба не назовет. Если кто-то скажет, что Навального поддерживают 35% россиян, то я буду сильно удивлен. Другое дело, если надо будет выйти на улицу на защиту президента, то сколько процентов выйдет, как вышли защищать Эрдогана? Или как выходит половина Венесуэлы, чтобы защитить Мадуро. Выйдут эти 86% поддержки президента, которые показывают и «Левада-центр», и ВЦИОМ? При том, что людей вообще выключили из политики, постоянно говорят, что не надо в политику вмешиваться. Не вступайте в партию, не ходите голосовать, ходите только тогда, когда вам скажут или заставят, как бюджетников. После очередных, провальных с точки зрения явки, выборов у нас в области я говорил, что большинство из тех, кто не пришел, скорее всего, не довольны ни процедурой выборов, ни положением дел в политической жизни. А вице-губернатор Колков на это ответил мне, что, может, как раз всем довольны. И потому не ходят на выборы. Нравится так себя успокаивать - пусть, успокаивайте. Но если вы приучили людей, что политикой заниматься не надо, мы тут без вас разберемся, то когда что-то случится, они уже не пойдут на улицу. Против вас не пойдут, но и за вас не пойдут, предоставив разбираться самим.

- В сентябре в Москве прошли муниципальные выборы, где группа «Объединенные демократы» выиграла 266 мест в 62 районах, причем в некоторых из них совет муниципальных политиков будет целиком состоять из оппозиционных политиков, единороссов там нет вообще. Оппозиционер Дмитрий Гудков считает это доказательством запроса на новые лица в политике.

- Непонятно, есть запрос или нет, когда на выборы пришло около 14%. Но очевидно, что нет лиц, которые заставили бы придти на избирательные участки остальные 86%. Мы недавно проводили исследование и сейчас как раз обрабатываем его результаты - «Ценности демократии в сознании россиян на примере Владимирской области». И там был вопрос, надо ли Путину идти на новый срок или уже не надо. У нас больше половины считают, что надо идти. Кто-то считает, что именно Путину надо идти, кто-то - что ему самому уже и хватит, но тогда кто вместо него? В общем, около 60 процентов считают, что Путину надо идти на выборы. И никто не сомневается, что если он пойдет, то победит. То есть общество в целом не выдвигает запрос на новое лицо, нет и видения такой фигуры. Если вернуться к московским выборам, то совершенно очевидно, что там прошел эксперимент, сознательно он проводился или нет...

- Сознательно - в смысле: просто поиграли в демократию, как с выборами Навального на пост мэра Москвы?

- Ну да, могло быть и так, что сели и решили: давайте допустим всех и посмотрим, что будет. Возможно, что этого и не было, а так получилось, но для нас, как наблюдателей, это всё равно эксперимент: допустили всех - и оппозиция набрала достаточно большое количество голосов. А для принимающих решение это сигнал: допускать всех не нужно, надо продолжать снимать потенциальных возмутителей спокойствия. В остальных регионах сняли - и всё прошло гладко, без неожиданностей. Поэтому совершенно очевидно, что Навального, например, ни до каких выборов не допустят. С другой стороны, в наших условиях нельзя исключать и какого-нибудь чуда, о котором, как о единственной причине допуска Навального, говорила глава Центризбиркома Элла Панфилова, например - его амнистия, исполнение решения ЕСПЧ и тому подобное.

СТАНДАРТЫ ДВОЙНОЙ ЛОЯЛЬНОСТИ

- Почему, по-вашему, власть не доверяет народу, что она такого знает про народ, что боится допускать к честным, прозрачным выборам?

- Видимо, они смотрят в историю, когда все авторитарные режимы падали, если только сами целенаправленно не демократизировались. Происходило это очень неожиданно, часто на пике популярности власти - в Португалии, Греции, Румынии, Латинской Америке, Африке, Советском Союзе... Но когда вы складываете закрытую элитарную политическую систему, где народ отсекается от политики, то в итоге большинство, которое вас поддерживает, не хочет и не умеет что бы то ни было решать. Решает как раз активное меньшинство, которого они и боятся. У нас то дальнобойщики бастуют, хоть и без политической повестки, то фермеры с Кубани собираются идти на Москву, то кто-то голодает или забастовки устраивает из-за невыплаты зарплаты - это всё есть, если внимательно следить за новостями. То есть когда давление становится невыносимым – люди всё же бунтуют. У нас идут серьезные разборки между разными экономическими блоками внутри власти, там делят сужающуюся собственность и источники дохода. У нас мощные идеологические столкновения, которые проявили себя, например, вокруг фильма «Матильда». Возникают разные низовые гражданские движения, которые себя проявляют, либо требуя что-то запретить, либо, наоборот, показать, считая, что они могут навязать другим определенный образ жизни.

- Если вы имеете в виду организации типа «Антимайдана», «Ночных волков» или «Национального родительского комитета», то их даже государственная пресса тихо стесняется, хотя они на стороне власти играют.

- Тем не менее процессы вокруг них происходят, и людей они интересуют гораздо больше, чем повышение акцизов на бензин, которое особенно не обсуждают. А их обсуждают. И это как раз те процессы, которые могут привести к изменениям в среде политической элиты. О чём речь - эксперты видят феномен раздвоения лояльности в России. До сих пор лояльность требовалась по отношению лично к Путину. Это такой вариант феодальной личной зависимости. Потом начали разрабатывать единую идеологию, которой в принципе не может быть в нашем государстве, хотя бы по причине его многонациональности и многоконфессиональности. Но они все-таки стали говорить о скрепах, духовности, каких-то исторических традициях. Нашлись люди, которые восприняли это всерьез, события вокруг «Матильды» это ярко иллюстрируют. И вот тут оказалось, что недостаточно быть лояльным только Путину, надо, чтобы и он сам находился внутри этой идеологии, был лоялен по отношению к ней. И уже начинаются проверки, например Кадыров бросает Путину вызов, заявляя о готовности выступить против Кремля, если там поддержат власти Мьянмы, где массово убивают мусульман. Начинаются также разломы элиты на местах, где смотрят: вот есть такая Поклонская, она выступает как фрик, но власть ее не осаживает. А как нам быть? Показать в «Киномакс-Буревестник» «Матильду» или нет? Как быть Светлане Орловой в этих стандартах двойной лояльности? Вопрос решается, казалось бы, просто - есть право, есть законы, они стоят над всем. Но у нас над всем стоит лояльность, теперь еще и двойная. И если общество выведено за рамки политической жизни, то и элита не едина, она расколота.

ИЩУТ ПОД ФОНАРЕМ, А НЕ ТАМ, ГДЕ ПОТЕРЯЛИ

- Общество вывели за рамки политической жизни, поэтому оно на выборы не ходит. Но, может, молодежь начнет ходить, она в силу возраста более готова к переменам?

- Молодежь совершенно аполитична, выборы ее не интересуют.

- А как же мартовские акции протеста в поддержку расследования Навального о собственности премьер-министра?

- Средства массовой информации и некоторые аналитики склонны преувеличивать локальные события, возводя их в ранг тенденции. У нас молодежь как была неполитизированной в массе своей, где-то на уровне 85%, такой она и остается. Интересуются политикой и участвуют в разных движениях только 15%. И никакой молодежной революции мы не видим. А видим, что пришли к смене поколений. Люди, которые сейчас находятся у власти, уже немолоды. Поэтому целое поколение сходит с исторической сцены, приходит новое. В политике оно олицетворено со стороны оппозиции - теми же Навальным, Гудковым, Яшиным, со стороны власти - поставленными Путиным в некоторых регионах молодыми губернаторами - «охранниками-технократами». И те и другие - мало известные широкой публике фигуры. О том же Навальном мало знают что-то конкретное, хотя его и стали сейчас больше узнавать. Гудкова знают еще меньше за пределами Москвы, за исключением тонкого слоя интеллектуалов.

- Это вопрос доступности и недоступности основных медийных ресурсов. Будут в телевизоре - будут знать не только молодежь и не только москвичи.

- Вопрос доступности медиаресурсов, согласен, но также и вопрос политической работы. Навальный, надо признать, много в этом направлении делает, создал серьезную сеть штабов по стране, это фактически уже партия, только без названия. Пока такой организации ни у кого нет, кроме старых партий. Да и старые партии ему проигрывают, если вспомнить «Яблоко», которое у нас в регионе персонально представлено всего двумя-тремя известными людьми.

- Возвращаясь к аполитичности молодежи: какие проблемы она ставит на первое место?

- Эти проблемы молодые люди начинают ощущать где-то с 25 лет - поиск самостоятельного, отдельного от родителей жилья и поиск работы. Вот эти проблемы стабильно волнуют молодежь: сначала качество образования, позже - работа и жилье. Но эти потребности и их решение в политическую сферу никак не переносятся. Для того чтобы найти работу, средний молодой человек, или, как говорят в социологии, модальный, не пойдет в какую-нибудь политическую партию, на митинг и даже на выборы. Он сменит несколько мест работы, может быть даже переедет в другой город в поисках лучшей вакансии и зарплаты, но это всё не политическая активность. Представление, что о тебе никто, кроме тебя самого, не позаботится, существует в сознании наших людей уже лет пятнадцать-двадцать, у всех поколений, в том числе, у молодых. И вот они сами о себе и заботятся. Естественно, что среди молодежи в силу возраста больше людей, которые готовы к движухе какой-то, включению - в компании, коллективы, к тому, чтобы бросить вызов, они же еще не битые. Но сказать, что молодежь мировоззренчески всерьез противостоит старшему поколению, нельзя.

- Допустим, журналисты неверно трактуют, как вы сказали, участие молодежи в мартовских акциях, выдавая их за тенденцию. Но и власть увидела в этом тенденцию. Не случайно в Госдуму пригласили популярного видеоблогера Сашу Спилберг. И у нас Светлана Юрьевна стала показательно встречаться с условными пионерами - призерами олимпиад, юнармейцами, проводятся разные мероприятия, на которые собирают молодых. Значит, власть признает, что недорабатывает на этом поле, видит в этом угрозу для себя?

- Во-первых, все угрозы власть очень часто преувеличивает. Очевидно, что и после мартовских митингов страх был сиюминутным и несколько преувеличенным. Как страх после первой волны событий на Украине в 2004-2005 годах, когда были купированы и фактически прекратили существование молодежные организации при «Яблоке», КПРФ и других партиях и созданы официальные молодежные движения «Наши» и «Идущие вместе». Это была первая попытка привлечь молодежь к политике. Но быстро выяснилось, что основной массе молодых людей на это наплевать. Тем не менее и с фанатскими движениями работали, и с националистическими и в какой-то загончик их завели. В марте всё было неожиданно и непонятно, поэтому со стороны власти пошла новая волна. На этих страхах какие-то политтехнологи начинают играть, выделяются бюджеты, опять-таки надо показать, что к молодежи повернулись лицом. Этот поворот был очевиден, вы правы, но не эффективен. Власть идет встречаться вот именно что с пионерами - вместо того чтобы встречаться с теми, кто на улицу выходил, а выходили не пионеры. А если пытаются говорить с вышедшими на улицу - итог совсем плачевный. Над этими попытками молодежь просто смеется. То есть ищут под фонарем, а не там, где потеряли. Другая причина неэффективности - молодым не интересны ни президент, ни премьер-министр, ни Светлана Юрьевна Орлова, это люди другого поколения и другого мира. В силу этого они не завоюют молодежь, они не знают ее языка, между ними нет понимания хотя бы по причине естественного разрыва поколений.

КОРРУПЦИЯ - ЭТО КОГДА МОЖНО ДОГОВОРИТЬСЯ

- Обращают внимание молодые люди на отсутствие социальных лифтов, на то, что работа на государственной службе или в аффилированных с государством компаниях фактически передается по наследству?

- Начнем с того, что не все стремятся работать на государственной службе. На низовом уровне устремленный молодой человек, имеющий определенные знания, вполне может себе найти работу. У нас малый бизнес пока еще теплится, сфера услуг работает, легко организовать свое предприятие... Заработать деньги - сложнее, но начать дело можно. Работает как социальный инкубатор система образования - школу закончили, не сразу выплеснулись на рынок труда, а сначала идут учиться, во время учебы уже начинают где-то работать. И поэтому сильного давления на рынок труда нет, и массового недовольства вследствие этого нет. Насколько та или иная работа удовлетворяет молодого человека - это вопрос, но в молодые годы молодежь легко готова менять сферы деятельности и организации, главное, чтобы платили. Так что ответ на ваш вопрос о социальных лифтах - нет, они не воспринимают это как проблему. В возрасте 18-20 лет они думают, что перед ними все пути открыты. Осознание, что проблемы есть, приходит позже.

- По-другому задам вопрос. «ВГ-Томикс» писал о дочери председателя Общественной палаты Натальи Юдиной, которая отправила свою дочь на юрфак МГУ по целевой квоте от областной администрации. Широкого оповещения, что есть такая возможность - учиться за счет областного бюджета, не было, конкурса не было. По-вашему, даже если молодые люди в курсе ситуации, прочитали эту новость, то она их не задела?

- Наверняка не задела.

- Судя по комментариям на сайте, это, действительно, были либо недовольные родители, либо сторонние, но зрелые читатели.

- Ну вот, я же о том и говорю. Причем большая часть родителей наверняка поступила бы так же. Будь у них самих возможность получше пристроить своих детей, они поступили бы ровно так же. Да и молодежь тоже, скорее всего, подумала, что пристроили – ну и пристроили, молодцы, сумели, а почему бы и нет. Люди просто этого не замечают, для них это естественная ситуация, никакого конфликта нет, тем более что он не выходит на политический уровень.

- А вы не считаете, что от людей со статусом Натальи Юдиной мы должны ждать и вправе требовать большей гражданской ответственности? И большей сознательности и справедливости при распределении благ?

- Вот те люди, которых вы имеете в виду под «мы», они, да, считают, что это неправильно. И некоторые даже наверняка потребовали что-то (в комментариях под этой темой - вплоть до отставки с поста председателя Общественной палаты. – Ред.). А основная масса людей не требует. Они и коррупцию вполне лояльно воспринимают. Навального упрекают, что он всё с коррупцией носится, пора, говорят ему, на что-то другое переключаться. А почему? Да потому что для большинства населения коррупция не является проблемой. Все знают, что есть такое явление жизни - коррупция, ее могут даже осуждать, но никто не верит, что может быть по-другому. Казнокрадство - это одно, а коррупция на низовом уровне воспринимается как социальная смазка, позволяющая решить проблему. Гражданского общества, куда можно было бы пойти со своей проблемой, чтобы ее продвигали, заступались за вас, у нас нет. Зато вы можете договориться - чтобы вашего сына куда-то приняли, чтобы вам что-то дали, или что-то не отняли, или отняли не у вас, а у соседа. Это низовая коррупция, или система связей и взаимодействий, которая работает. И люди ею пользуются. Проще найти, как я уже говорил, с кем договориться, чем устраивать из этого некое общественное движение. Потому что оно может быть неэффективным - это раз, а во-вторых, за участие в этом движении можно и по голове получить. А вот за то, что ты с кем-то договорился, ничего не будет, если вы вдруг по какой-то случайности где-то не попадетесь.

- Один молодой коллега рассказывал мне, что у него есть знакомая девушка, которая восхищается Натальей Владимировной Юдиной, говорит, она для нее - пример во всём, хочет строить жизнь с нее. То есть она - ролевая модель, формирует нравы, устои, мораль. Какая-то неправильная модель, и даже опасная.

- Очень всё понятно насчет тех, кто ею восхищается, это же модель успеха. Люди, которые не задумываются на несколько шагов вперед, не понимают, чем такой успех может закончиться в дальнейшем. Наши дворяне тоже удивлялись: меня крестьяне любили - и вдруг сожгли мой дом, меня чуть не повесили, еле ноги унес. Как же так, ведь всё было хорошо, идеология народности, слияния народа и аристократии... И вдруг с факелами прибежали. И вдруг та ролевая модель, что вчера казалась успешной, обернулась неуспехом. Как и для губернаторов, которые переехали на нары. Они тоже были моделью успеха, а стали моделью крушения жизненных надежд. Но, с другой стороны, жизнь, к сожалению, показывает, что те люди, которые действуют исходя из нравственных ценностей и убеждений, успешными не являются. И путь к успеху в массовом сознании лежит, к сожалению, по другим дорогам.

Беседовала Татьяна Филиппова

Фото Дмитрия Петросяна из Facebook

Дата публикации: 26.09.2017 Просмотров: 2216


0
Annette
Петросян - научный работник. У него факты. И они остаются фактами, даже если они вам не нравятся. А вот где подтверждения вашего "явного отторжения"?? Где опросы, где цифры?
Имя Цитировать 0
0
Марина Ивановна
В корне не согласна с Петросяном! Конфликт элит в регионе налицо! Причём, не просто элит, а губернатора с силовиками, губернатора с мэрами и другими элитами. Просто этот конфликт скрытый, пока не прорвался. Но если прорвётся, то мало не покажется! Да и какой социолог Петросян, если не замечает явного отторжения Орловой населением области? Какие соцопросы он проводил? Какова выборка? Где их результаты?
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
 

Заполняя данную форму вы принимаете условия Соглашения об использовании сайта, в том числе в части обработки и использования персональных данных.

Реклама
Другие новости
21.06.2018
«Если журналисту нечего надеть» …

В Горсовете Владимира обсудили внесённый городской прокуратурой проект положения «Об аккредитации»

21.06.2018
Кто «ловит рыбку» в фонтане?

В скандале, связанном со строительством светомузыкального фонтана на Театральной площади г.Владимира, похоже, переплетаются интересы «белого дома», учрежденных им доверительных организаций и губернатора Светланы ОРЛОВОЙ, без согласия которой создание подобного «треста» вряд ли было возможно

21.06.2018
В Общественной палате раскритиковали Конышева и прослезились

В ближайшие две недели пройдет новое мероприятие. На нем члены ОПы, наконец, встретятся с директором Владимиро-Суздальского музея-заповедника и устроят ему “судный день”

21.06.2018
«Яблоко» отказалось от решающего голоса в Горизбиркоме

Новый состав комиссии будет утверждён до 15-го июля

21.06.2018
Михаила Колкова “раздраконили” в Общественной палате

На заседании Общественной палаты Владимирской области вспыхнул конфликт между вице-губернатором Михаилом Колковым и председателем Рериховского просветительского общества культуры г. Владимир Геннадием Руденко

Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Если бы выборы депутатов Законодательного собрания региона-33 прошли в ближайшее воскресенье, представителям какой партии вы бы отдали голос?


Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Считаете ли вы значимым и эффективным мероприятием ежегодный экономический форум "белого дома"?


Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Где вы планируете провести свой летний отпуск?


Присоединяйтесь