Опрос Начало голосования: 04.10.2019

Нужен ли пешеходный переход на повороте с улицы Гагарина к Ерофеевскому спуску во Владимире?


Опрос Начало голосования: 07.10.2019

Какова главная причина, почему во Владимире низкий уровень жизни?


Пациент «Содышки»: «Я точно знал, что когда-нибудь в своей жизни туда бы попал»

Молодой парень рассказал, как оказался в психбольнице и что там увидел

10 октября во всем мире люди отмечают День психического здоровья. В связи с этим Томикс пообщался с молодым человеком, который побывал во владимирской психиатрической больнице - ГКУЗ ВО "Областная психиатрическая больница № 2" - или в простонародье «на Содышке». Парня зовут Дмитрий Жупиков, ему 21, сейчас он живет и работает во Владимире. 

Фото из архива Дмитрия


Глава первая - начало

— Как ты туда попал?

Как и все, в принципе, призывники - в военкомате направили. Я просто понимал, что со мной точно что-то не так. Это было в Гусе, в военкомате на медкомиссии. Как раз первый кабинет - там сидят психиатр и невролог. Я рассказал им ситуацию, что пил таблетки, когда лечил кожу, у них побочка депрессивная. Они ответили: «Да, давай полежишь». Врачи, конечно, спрашивали, точно ли мне это надо, мол, зачем мне на это время тратить, да ещё и потом напишут, что я дебил. Но я согласился лечь в больницу на обследование.

— Как скоро тебя определили в психбольницу?

Комиссию я прошел летом 2018 года. Тогда мне дали направление. А лег я только в конце октября, примерно год назад. Нужно было подписать бумаги, в которых я соглашаюсь на добровольную госпитализацию. Еще нужны были характеристики с описанием моих лучших сторон и худших. В больнице мне сказали: «Ты сейчас в колледже, плюс ты работаешь, плюс ты учился в школе. Вот хотя бы три штуки неси». По этим инстанциям я, может быть, за неделю успел сбегать, получить. И поехал уже в больницу окончательно.

— А как тебя охарактеризовали?

Я всем сказал: «Пишите правду, я же еду честно обследоваться». Но в итоге все написали, что, мол, Дмитрий знал лучше всех математику в школе, никаких проблем с учебой. Ага! А тот же учитель хотел меня выгнать из класса. Лицемеры. Мне написали, что я самый прилежный, спокойный молодец, ничем не примечательный, целеустремленный парнишка.

— Когда ты приехал «в Содышку», как всё было?

Сначала прошел через охранника, потом турникет. Это на самом деле очень важно. Как сказал охранник: «Попасть сюда легко, а вот выйти отсюда не каждый может». Тебя пропускают, записывают. Идешь в регистратуру. Атмосфера прям как в фильмах, в сериалах русских - вот то же самое. Начали спрашивать, кто такой, откуда. Я ответил, что призывник, приехал обследоваться и показал документы. После стали оформлять: забрали у меня вещи, записали всё - опись имущества.

— Как в «тюрягу»…

Да, сколько наличных денег, сколько на карте, записывали. Всё описали, давление померили - базовые штуки. Потом меня отвели, расспрашивали, что у меня за проблемы с головой. Я начал их описывать, а после меня отвели в палату. По-моему, третье отделение, пятая палата.

— Почти шестая.

Да. Так я туда и попал. Другие меня стали рассматривать, мол, какой-то новенький приехал. Призывников сразу видно: они молодые и плюс в своей одежде, потому что все остальные были в местных, так сказать, нарядах.

— А какие ты испытывал первые эмоции, когда туда попал?

Смешанные. Ты думаешь: «Капец, я в дурке». А потом: «Да, может, и прикольно будет в то же время, что-то интересное». Я точно знал, что когда-нибудь в своей жизни я бы туда попал. Просто получилось, может, пораньше, чем надо. Было страшно. Я представлял, что мне придется с этими людьми какое-то время жить - недели две минимум. Просто сам факт - жить с незнакомыми людьми - мне не нравился.


Фото - медицина33.рф


Глава вторая - внутри

— Вы вчетвером лежали в палате?

Да, вчетвером. Когда входишь в отделение, там длинный коридор. Идешь дальше - начинаются палаты. Первая была, так сказать, для особо одаренных чуваков, которых привязывали к кровати. Там были и те, которые, как мне сказали, могут быть потенциально опасны. Да и ты им можешь быть потенциально опасен. 

— А там правда нигде нет дверей?

Дверей нет, потому что все ходят и за тобой смотрят - мало ли что ты там вытворяешь. У входа в мою палату была перегородка, за ней лежало еще человека четыре - пять. Из широкого входа просматриваются все - и те, кто лежал со мной, и те, кто за перегородкой. И плюс ночью свет не выключался в палате. Ночью все должны быть убеждены, что ты спишь. Причем фонарь висел на проходе в палату, и свет «долбил» прямо в глаза.

— Кто с тобой в палате лежал?

Помимо меня, два человека - по 20 лет, такие же, как я. Но не призывники, а больные. Насколько я знаю, один был маленький, у него карликовость или что-то вроде того, недоразвитость, может. Второй был такой вполне здоровый лоб, чуть побольше меня, по-моему, он «вынес хату» по пьяни, поэтому там и лежал. Он периодически из палаты на суды ездил. И самое интересное - Саня шизофреник. Нам было троим по 20 лет, а ему, я думал, вообще 70, но, как оказалось, 55. Выглядел очень старо: с морщинами, медленно ходил.

Я думаю, мне повезло с руммэйтами, потому что они были тихими. Единственное, бесило радио у Санька, он включал всякую дребедень на полную громкость. А я, кроме как читать, ничего не делал.

— Какие развлечения доступны человеку, который сидит в психушке?

Можно играть в домино, в шахматы, шашки, читать, писать, рисовать. Там даже был старый шкаф с книгами и телевизор в столовке, но его особо никто не смотрел. Все ходили, общались между собой, чтобы как-то провести время, потому что ты ничем не занят, и тебе нужно себя самому как-то развлечь. Расписание дня каждый раз одно и то же. Я жил 18 одинаковых дней.


Фото - медицина33.рф


Глава третья - коммуникации

— Какой был персонал, чем вы питались?

Кормили ужасно. Из еды давали всё какое-то холодное - если это картошка, то это не аккуратная пюрешка, а твердое месиво. Если котлета, то холодный и тоже твердый кусок мяса. Суп еще был более-менее. Вот им и хлебом там в основном питаешься - дай бог, если у тебя в палате есть у кого спросить соль. Потому что всё несоленое. Иногда давали фрукт, печенье, кефир. Печенье можно было не есть, а сохранять, а потом на что-то выменивать. Плюс мы еще носили еду. Нам говорили, как в школе: «Мне нужны ребята покрепче принести еду». Идешь, было холодно, уже почти мороз - куртку напялил, несешь чан с кашей на всех в отделении. Знаешь, что было круто? Мы шли всем отделением за едой, параллельно - еще пациенты. И ко мне подошел чувак из другого отделения, в шапке, в рабочей одежде, и сует мне какой-то сверток со словами: «Передай такому-то в своем отделении». Оказывается, там между отделениями так письмами общаются.

— А как они узнали, кто в каком отделении лежит?

Я не знаю, наверно, пересекались, познакомились. А мне выпала роль передатчика. Кстати, очень красивый почерк был, я помню, хотя мужик такой… похож на алкаша.

— Расскажи о персонале.

Санитары были разные по типажу. Есть бабули, они просто ходили, смотрели за нами, говорили, что делать. А другие санитары - уже мужички такие посерьезнее - они таблетки давали и если кто дебоширил, вмешивались, доносили до врача. В целом, за тобой просто следят - тебе не мешают, и ты им не мешаешь. Но до них всегда кто-то докапывался из больных. Потому что просто делать нечего. Санитары были как друзья - они могли материться так, что никто не обижался. По утрам был обход врача. Как в нормальных больницах делают? Подходят к каждому пациенту и спрашивают, как дела. А у нас врач просто шел, и к нему со всех палат сбегались, окружали его: «А когда меня отпустят? А у меня что? А у меня комиссия, а у меня вот это. А можно еще меня посмотреть?». В итоге ты никакой консультации не получаешь, все просто спрашивают - когда, чего.

— А он отвечает?

Да, спокойно: «На этой неделе. На тебя пока нет заявки и так далее». Это врач, который заведует нашим отделением. Он главный, еще есть какой-то заместитель, есть просто психолог, психиатр. <...> Нужно пройти порядка семи инстанций для полного обследования: психиатр, психолог, терапевт, офтальмолог, рентген черепа, «шапочка»  [ЭЭГ - электроэнцефалограмма] и что-то еще, не могу вспомнить. Самое главное - пройти врачей. Психиатры-то у нас сидят, а какой-нибудь психолог, офтальмолог - они были уходящие, приходящие. Грубо говоря, один врач на всю «Содышку». Дожидаться своей очереди нужно было неделю примерно. Заняло мое обследование 7 инстанций почти 3 недели.

Мне давали тесты в палату, что-то рисовать, выбирать мои любимые цвета. В тестах были вопросы с тремя вариантами: «Да», «Нет» или «Не знаю». Например, вопросы: «Меня посещают какие-то мысли», «Меня что-то тревожит», «Я плохо сплю». Было даже такое: «Я засматриваюсь на мальчиков». На них отвечаешь - из этого выстраивается специальный график.


Рисунки пациента из соседней палаты


Глава четвертая - законы

— А ты мог сходить в магазин?

Там был небольшой такой магазин, все там покупали чего-нибудь сладенького, анаком и сигареты. А за сигареты люди могли что угодно сделать. Это была серьезная валюта.

— Опять как в «тюряге»?

Да. Бычки, сигареты - это валюта. Представь, я лежу, а другой чувак знает, что у меня есть сигарета со вкусом арбуза. Он подбегает и говорит: «Дай сигарету, а я за тебя палату помою». Базара ноль, даю ему сигарету, он вместо меня моет пол, и все счастливы. Еще было много зэков, поэтому чифир в каждой палате, даже в моей. Кипяток был на вес золота.

— Вы сами мыли палату?

Конечно, раз в неделю или в месяц генеральная уборка и раз в день нужно было мыть полы у себя в палате.

— А тебе не давали никаких препаратов?

Нет, я ведь обследовался, не лечился.

Фото из архива Дмитрия


Глава пятая - диагноз

— Какой тебе диагноз поставили?

Шизотипическое расстройство. Я это гуглил - это что-то вроде аномалии эмоций, мечтательность. В интернете был пример, что человек с шизотипическим расстройством может ехать в автобусе, видеть, как открывается дверь, и подумать, что ее открыл именно он, а не водитель машины. Это человек, который много мечтает, думает, анализирует. Как у меня бывает: некоторые эмоции, когда ты их долго не чувствуешь, притупляются как будто… Например, я один живу - я забываю, как заботиться о ком-то, чувствовать любовь. Это и есть аномалия эмоций.

—  Ты занимаешься музыкой. Она помогает тебе как-то справляться с твоим потоком мыслей?

—  Если бы не музыка, я бы, наверно, в дурке навсегда оказался. Это как спасательный круг.

—  Ты бы мог назвать это сублимацией?

—  Нет, скорее это источник вдохновения. Представь, как в гараже чуваки в 17 лет записывали музло и орали о своих проблемах. Ты думаешь: как же круто, что я это нашел! Меня это затронуло, значит, эти чуваки делали это не просто так. И мне захотелось делать что-то то же самое. Какой-нибудь далекий человек мое музло услышит, ему понравится - значит, я тоже все это не просто так делал.

—  После диагноза у тебя были проблемы с устройством на работу?

—  Во время получения этого самого диагноза я работал официально. Я сказал начальству: «Я, короче, пойду в дурке полежу, мне там надо от военкомата. Ничего, что меня не будет какое-то время?». Мне сказали: «Все окей, вали, главное, по бумагам с бухгалтерией разберись». 

—  Ты не считаешь этот факт своей биографии чем-то постыдным?

—  Я же не натворил ничего, чтобы лежать в дурке и быть потенциально опасным. Я просто там обследовался. Может, чуть подольше, чем остальные. Другие реагируют сначала удивленно, а потом с любопытством: «А че там в дурке?».

—  Как близкие отнеслись?

—  Друзья сначала покрутили пальцем у виска, потом с юмором стали к этому относиться, навещать. Родители нейтрально. Мама поначалу, как зависимый от чужих мнений человек, говорила: «Что мои подруги подумают, мой сын не служил, какой слабак!». Потом стала говорить, мол, хорошо что я не пошел в армию. Бате все равно.


Фото из архива Дмитрия


Глава шестая - атмосфера

—  Отличается ли настоящая психушка от тех, что нам показывают в фильмах, описывают в книгах?

—  В каких-нибудь фильмах, сериалах наших точно похоже. Такая же потрепанная больница, такие же больные разных возрастов и категорий. Там всегда есть какой-нибудь чувак, который жестко наркоманил, и он как будто никогда не выходит из этого состояния. Кто-то привязан к кровати, потому что он орет и слышит голоса. Кто-то просто шизофреник, у него какие-то свои мысли. Кто-то просто старый стал и головой поехал. Кто-то там что-то натворил, кто-то богоматерь увидел перед собой <..>. В отделении есть зэки, быдло и всякие напичканные таблетками «зомби». Как их по-другому назвать, я не знаю. Был чувак - у него жена, дети, он работал, не знаю, как попал в психушку. Он был так сильно напичкан, что даже думает медленно, не то, что ходит <..>. Есть прикованные к постели. Одного из них «погулять отпускали», только руки привязывали. И он постоянно пытался встать, но не мог <..>. День на третий чувак из первой палаты ночью начал орать. Над ним склонился санитар, кольнул ему что-то, привязал, чтобы успокоился и ничего никому не сделал. И больной орал. На утро его спрашивают: «Че орал-то?». Он ответил, что «голоса мучали». Он может пойти в туалет, там остаться один, ему станет страшно, что он один, и он начинает снова орать.

Был сленг. Таких людей, которые дебоширят, приковывали и спрашивали: «Че, зачумарился?» <..>. Я был единственный с очками. Все удивлялись, почему мне их вообще разрешили. Они там запрещены. Потому что в теории я могу их разбить и навредить кому-то, в том числе себе <..>. Перед моей палатой один больной ходил почти весь день без остановки - туда-сюда. Прерывался только на еду, сон и курение. Иногда я сам попадал в эту рутину и тоже ходил. Это было прикольно: ты можешь ходить по плиткам, как в детстве, не наступая на определенные, перепрыгивать их, считать. <...> Над туалетом висит значок «Не курить», а санитары говорят - только там курить, больше нигде. Потому что там есть хоть какая-то дыра в стене на улицу с вентилятором. Курили обычно целой толпой по утрам.


Фото - медицина33.рф


Глава седьмая - заключение

—  На твой взгляд, вылечат ли там реально тяжело больного человека?

—  Раз есть эти больницы, я думаю, что чего-то они да вылечивают. Почему нет? Как минимум, с каких-то таблеток может стать легче. Наверное, депрессию там точно можно вылечить. Хотя в тех местах она только усиливается, как мне кажется. Атмосфера очень мрачная. Плюс ты находишься в тех условиях, в которых не привык быть, среди таких же больных… Если только засчет таблеток можно вылечиться, терапии. А если просто там находиться, то не вылечишься, за тобой просто наблюдают. Дебоширишь - это сразу идет в дело.


Виктория Щербакова

Дата публикации: 11.10.2019 Просмотров: 1517


0
Кирзач
Одно хорошо: если бы в армии отслужил, то всю жизнь бы в цирке не смеялся.
Минус один: после армии ты бы полюбил носить берцы или армейские сапоги, как обувь, очень удобную для климата России и её грязи везде. Теперь ты даже портянки не научишься мотать (носки носками, но сейчас всё больше солдат понимают, что в портянках лучше)
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
 

Заполняя данную форму вы принимаете условия Соглашения об использовании сайта, в том числе в части обработки и использования персональных данных.

Реклама
Другие новости
18.10.2019
Сипягину пригрозили "разборками" со Счётной палатой

"Неприятности" ему обещают не от экс-губернатора Орловой, а от местных аудиторов

18.10.2019
Владимирская область оказалась в лидерах по смертности от онкозаболеваний

В январе-августе 2019 года число умерший от рака во всех российских регионах выросло на 1,5% по сравнению с прошлым годом.

18.10.2019
Скандально известный торговый комплекс «Ковров-Молл» признали банкротом

Процедура ликвидации одного из самых крупных торговых центров региона-33 проходит в Арбитражном суде Владимирской области.

18.10.2019
Депутат, отвечающий за Вековку: «Мое мнение, что виной всему 44-ый ФЗ»

Томикс попытался разобраться, почему не дали в срок тепло в поселке Вековка Гусь-Хрустального района

18.10.2019
18 октября стартует второй круг Первенства на "Западе" ПФЛ

"Торпедо" и "Муром" начинают его домашними матчами

17.10.2019
Война за лесопарк "Дружба": кто стоит за атакой на экоактивистов?

Анонимные "смельчаки" пытаются доказать, что у ряда защитников парка далеко не бескорыстный интерес

Опрос Начало голосования: 04.10.2019

Нужен ли пешеходный переход на повороте с улицы Гагарина к Ерофеевскому спуску во Владимире?


Опрос Начало голосования: 07.10.2019

Какова главная причина, почему во Владимире низкий уровень жизни?


Присоединяйтесь