Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Если бы выборы депутатов Законодательного собрания региона-33 прошли в ближайшее воскресенье, представителям какой партии вы бы отдали голос?


Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Считаете ли вы значимым и эффективным мероприятием ежегодный экономический форум "белого дома"?


Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Где вы планируете провести свой летний отпуск?


Людмила Романова: У омбудсмена нет такой обязанности — всем нравиться

Слово «омбудсмен», принятое на Западе, в России не прижилось. Вот и Людмила Романова, рассказывая о своей работе, чаще говорит не «омбудсмен», а уполномоченный по правам человека

Когда мы встретились, я заметила на ее сапогах разводы от соли. Спрашивать, сколько и по каким дорогам она сегодня прошагала, не стала. А уже после нашего разговора подумала, что соль — это во многих смыслах хорошая метафора ее работы.

- Начнем, Людмила Валерьевна, с самого начала: в чём суть деятельности уполномоченного по правам человека?

- Даже спустя два года после того, как я приступила к своим обязанностям, государственные структуры называли меня общественником. А я не общественник, я — государственный правозащитник. Если представить себе нашу государственную систему в виде некой пирамиды, то ее вершиной является суд, есть, кроме того, правоохранительные органы, контрольно-надзорные органы — прокуратура, есть адвокатура, которая представляет интересы граждан, есть органы государственной власти, органы местного самоуправления. И меня всегда спрашивают: а где же в этой четко сформированной системе место уполномоченного, где же вы находитесь? Я говорю, что всегда нахожусь рядом с человеком, который ходит по этим этажам.

1.jpg

Людмила Романова. Фото Губерния-33

- То есть вы защищаете людей от государства?

- Да! Когда права граждан нарушены органами власти — их действием или бездействием. Но — в досудебном порядке. Как только вопрос уходит в суд, я могу только разъяснить гражданину его права при обжаловании своего вопроса уже в судебной системе — каков порядок, сроки, что нужно сделать и так далее. Но не пишу исковых заявлений, и для меня судебное решение — это закон.

- И вы отступаете? Даже если гражданин с решением суда не согласен, считает его не просто несправедливым, а нарушающим его права?

- Да, решение суда — это порог, дальше которого уполномоченный по правам человека не идет. Недавно, правда, в Кодекс административного судопроизводства (ст. 40 и 218 КАС РФ. Т.Ф.) внесены дополнения, предоставляющие нам право обращаться в суд в защиту законных интересов граждан, но пока не проработан механизм, как это сделать. То есть, один закон принят, а другой, в развитие, нет.

- Когда наши граждане обращаются в Европейский суд по правам человека с жалобами на нарушения их прав и свобод — это чья недоработка: уполномоченных по правам человека в том или ином регионе, не сумевших защитить их? Или эта ответственность на нашей судебной системе?

- Это позиция российских граждан, которые не согласны с вынесенным российским судом решением и пытаются защитить свои права, обращаясь в ЕСПЧ. Моя недоработка в чём тут может быть? Я, как региональный омбудсмен, даже не имею права, как уже сказала, представлять интересы граждан в суде. Эта возможность есть у федерального Уполномоченного по правам человека. Он имеет право обратиться в суд с ходатайством о проверке вступившего в законную силу решения, приговора суда (в соответствии с федеральным законом «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». -Т.Ф.). Но сразу скажу, что на деятельность региональных уполномоченных данный закон не распространяется. У нашего института нет вертикали, и федеральный Уполномоченный для меня, по сути, не является руководителем. Да, мы ориентируемся на его деятельность, мы сотрудничаем, мы обсуждаем проблемы, используем, в том числе, его ресурс для решения проблем, и во многих случаях вполне успешно. Но мы не можем действовать по его Закону — это возвращаясь к вашему вопросу. Я действую в рамках областного закона «Об Уполномоченном по правам человека во Владимирской обл.».

НЕ ТОЛЬКО ПО ЗАКОНУ, НО И ПО СПРАВЕДЛИВОСТИ

- Кто же тогда ваш руководитель?

- Конституция. Больше я не отчитываюсь ни перед кем, лишь выступаю с докладом по итогам года на заседании Законодательного собрания, где говорю о результатах своей деятельности. Доклад также направляется губернатору, в областную прокуратуру, областной суд и Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации. И это еще одна особенность работы уполномоченного: с одной стороны, мы - государственники, а с другой, мы всегда рядом с человеком. И, поскольку люди обжалуют действия властей, мы говорим властям, что они сделали не так. И, соответственно, возможность силового давления на уполномоченного велика. Поэтому законом мне и предоставлена независимость, чтобы я, не боясь репрессионных действий, могла честно исполнять свои обязанности.

- Были репрессионные действия? Или другие попытки дать понять, что ваша деятельность мешает, раздражает? Все-таки в маленьком городе могут зависимые связи возникать. К тому же ваш аппарат финансируется из областного бюджета, а это тоже возможный рычаг давления.

- Знаете, в каком формате бывает реакция — стараются не отвечать на запросы уполномоченного, приходится напоминать. Или не отвечают, несмотря на напоминания. К слову, за это предусмотрена административная ответственность, но я этой статьей еще ни разу не воспользовалась. Если человек не отвечает - значит, не понимает моей задачи. Тогда иду к руководителю и объясняю, в чём особенность моей деятельности. И по закону мне обязаны отвечать. Когда происходит такой диалог, то вопросы снимаются. Но всё же вижу, что люди порой тянут до последнего, неприятно им отвечать на наши запросы. Но мы будем защищать права граждан, хоть и тяжело нам приходится.

- С каким, например, делом было тяжело, расскажите.

- Знаете, наверное, каждое дело тяжелое. Мне проще вспомнить одно-два дела, когда было легко. С легкими вопросами к нам не приходят.

- И все-таки — в чём тяжесть? Сопротивление государственной машины тяжело преодолевается?

- Когда я вступала на должность, то принесла клятву, что буду руководствоваться не только нормами закона, но и голосом совести и справедливости. Но как совместить норму закона с совестью и справедливостью? Они далеко не всегда идут рядом. В прошлом году мы занимались делом девушки, которую в десятилетнем возрасте родители привезли из Таджикистана. Она въехала со своим национальным свидетельством о рождении, училась в школе (кстати, хорошо), но ни школа, ни родственники не подумали, что у нее нет нужных документов, пока ее не допустили до ЕГЭ. Были задействованы разные механизмы, чтобы привести эту ситуацию к нормам закона и справедливости: разговаривали с диаспорой, обратились в посольство, миграционную службу, работали с департаментом образования. В итоге девушка успешно сдала ЕГЭ и занимается оформлением документов.

СЛОВА НЕ ДАЮТ СКАЗАТЬ

- Правильно я поняла, что к вам чаще всего обращаются либо по социальным вопросам, либо по вопросам ЖКХ?

- Да, социалка здесь вся у меня.

- А кто-нибудь приходил к вам по поводу 29-й статьи Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова, жаловался на нарушения прав в этой области? По поводу статьи 31-й Конституции, гарантирующей свободу собраний, шествий и пикетирования, к вам были обращения?

- Прямых жалоб в мой аппарат не поступало.

- Но вы же, как я понимаю, не только по факту обращения работаете. Весь этот год, когда развивалась протестная активность сторонников оппозиционного политика Алексея Навального, в том числе во Владимирской обл., эти статьи нарушались. И это трудно было не заметить. Например, владимирская полиция задерживает активистов в одиночных пикетах. Руководителя штаба Навального увольняют с работы явно по политическим причинам. Волонтеров штаба, раздающих листовки, доставляют в РОВД. Следите тут за ситуацией?

- За ситуацией слежу, всегда бываю на публичных митингах, которые имеют политический контекст.

- И на ноябрьском митинге Навального в Добром были?

- Были мои сотрудники, да. Если говорить о прямом вмешательстве в подобные ситуации, то я по закону не имею права подменять деятельность других органов и вторгаться в их деятельность. Но такие факты отслеживаются нами, анализируются, и отдельный блок в моем докладе этого года будет посвящен как раз свободе слова. Прямых жалоб на нарушение 29-й и 31-й статей, как я уже сказала, не поступало. Была одна-единственная жалоба, где оспаривалось решение администрации Владимира отказать в проведении митинга на Театральной площади 12 июня прошлого года.

0cf3322625559f47f1e872c56acf4690.JPG

Митинг Навального

- Какие последствия были у этого обращения?

- Я смотрю на осуществление прав гражданина, на то, в какой мере государство создало условия, чтобы человек воспользовался данными ему правами. В том конкретном случае ответ заявителям акции был дан в срок; правда, он был без подписи ответственного лица, но закон впрямую и не трактует форму такого ответа. Я сочла, что нарушений нет. Не согласны — дальше уже судебное разбирательство, мое решение носит только рекомендательный характер.

- То, что власти Владимира избирательно подходят к согласованию публичных мероприятий, доказывать, мне кажется, не нужно. Взять декабрьскую акцию коммунистов на площади Ленина: никаких трудностей с согласованием митинга. Там же - реальная свобода слова. Тем не менее, задам вопрос: в отношении сторонников Навального 29-я и 31-я статьи Конституции работают, вы считаете?

- Митинги-то проходят? Проходят. Значит, ими эти права реализуются. По каким причинам им согласовывают разные места для акций — это уже полномочия органов власти, правильнее задать этот вопрос им. Другое дело, что организаторов из штаба Навального не устраивают какие-то моменты, но это уже технические вопросы, которые они должны обсуждать с органами власти. Они обсуждают, в том числе, на судебных площадках, и суд - вы же в курсе, полагаю, - нередко выносит решения в их пользу. А мне тут, я считаю, неправильно вмешиваться. Вот если бы запрещали, не допускали — это мой вопрос.

e97e0abce6a2df3dc1f6b407f809861c.JPG

Митинг КПРФ

ВИДЕОРЕГИСТРАТОР ПИШЕТ ВСЁ

- По данным министра юстиции Александра Коновалова, в год из России в ЕСЧП поступает около 8 тысяч жалоб. Среди них немало исков на действия полиции. Насколько часто к вам обращаются по таким делам?

- Обращения на действия полиции есть. Это и жалобы на то, что уголовные дела не возбуждаются. Или, наоборот, возбуждаются. На то, что рассмотрение уголовного дела затягивается. На неправомерные, по мнению граждан, действия сотрудников полиции. Яркий пример, хотя и не этого года, с молодой семьей, которая получила в наследство квартиру, но не целую, а в долях. Выкупить оставшуюся часть они сразу не смогли, и к ним черные риэлторы подселили асоциальных личностей. Тех устроили притон. Они один раз написали заявление в полицию, другой — тишина. В третий раз полицию вызвали прохожие, которые с улицы услышали крики из окон. Полиция заводит дело, но по краже старенького мобильного телефона, хотя у главы семьи следы побоев на лице, следы от удушья. Они пришли к нам: чего ждут, что нас убьют? Мы подключились, было, в итоге, возбуждено три дела, все дошли до суда, два закончились приговором, одно — мировым соглашением. Они в конце концов выкупили вторую комнату в этой квартире, их мучения закончились. Была жалоба гражданина на то, что при задержании у него изъяли значительную сумму денег, а когда отпустили, то деньги не вернули. Он поспрашивал — молчат, денег нет. Обратился к нам, мы помогли, деньги вернули. Много жалоб на невозбуждение дел, тоже реагируем. Но были и такие жалобы на действия полиции, которые не подтверждались.

- Если судить о вашей деятельности только по средствам массовой информации, то складывается впечатление, что главный объект вашего внимания — тюрьмы и колонии. Кстати, это еще одна частая категория жалоб в ЕСПЧ — из мест лишения свободы.

- Сфера исполнения наказания - особая. И, к сожалению, у общества сформировалось такое мнение, что если человека посадили, то и бог с ним. И знать о нём не хотим, если он преступник. Но государство ограничило человека только в свободе, все остальные права остались при нём незыблемыми. А кто, кроме уполномоченного по правам человека, может зайти в эту сферу? По уголовно-исполнительном кодексу — ограниченное число лиц. Поэтому, да, занимаюсь и правами заключенных, жалоб от них приходит не так уж мало — порядка двадцати процентов от общего числа. Бывает, что адвокаты обращаются в интересах своего подзащитного — кого-то избили или отказывают во встречах с адвокатом. На днях, например, была в третьей колонии, условия содержания надо было в очередной раз посмотреть - для спецдоклада о соблюдении прав инвалидов в местах лишения свободы. Я понимаю, что многое упирается в финансирование и как бы сотрудники УФСИН ни хотели, но выше головы они не прыгнут. Но моя позиция такая: если уж что-то делаем, то давайте делать качественно, те же пандусы, а не для галочки. Есть и другие проблемы - грибок на стенах, три порога в туалете хирургического отделения - каково их после операции преодолеть...

2.png

Людмила Романова проверяет тюрьмы. Фото ФСИН-33

- С тех пор как Россия в начале девяностых ратифицировала международное законодательство, в том числе, по правам человека, в стране начали делать шаги в сторону гуманизации системы исполнения наказания. И речь, прежде всего, шла о том, что надо изменить отношение к заключенным со стороны сотрудников системы. Наверняка эксцессы там и сейчас начинаются не из-за грибка на стенах, а из-за человеческого подхода. Точнее, нечеловеческого.

- Кстати, на грибок тоже жалуются. Поступают жалобы и на унижение личности и человеческого достоинства. Но сейчас есть хороший инструмент контроля — видеорегистратор, он висит на груди у каждого сотрудника ФСИН и в режиме онлайн пишет всё. Последний раз пришлось его проверять года полтора назад, когда я проводила прием во Владимирском централе. Ко мне обратилась целая камера, как раз на отношение жаловались, говорили, что им матрасы на ночь не выдают, простыней нет, спят на голых решетках. Я попросила видеозапись - все матрасы оказались на месте, как и простыни. В другой раз с помощью видеорегистратора доказали обоснованную жалобу заключенного на то, что его полгода не выводят на прогулку. Обратились в прокуратуру по надзору — и всё, человек стал выходить гулять. Разные ситуации бывают. Один раз человек пожаловался на здоровье, говорю ему, что мне нужно письменное согласие на ознакомление с медицинской картой, таков закон, подпишите это согласие. Нет, я не буду, как-нибудь так помогите. Оказалось, у него свои каноны поведения, которые не допускают определенные действия.

- Вор в законе?

- Да, и поэтому отказывался ставить подпись. И как я могла ему помочь с его проблемой? Мне любой врач скажет, что у меня нет права смотреть его медкарту. Объяснила, что ему делать, на этом закончилось наше взаимодействие.

2.png
Людмила Романова проверяет тюрьмы. Фото ФСИН-33

ТОНКАЯ ГРАНЬ И ОСТРАЯ РЕАКЦИЯ

- На вашем сайте я ничего не нашла про тюремных наблюдателей - кто входит в региональную Общественную наблюдательную комиссию. Она существует?

- Комиссия существует, сформирована год назад, возглавляет ее Куликов Вячеслав Валентинович, он же - председатель общественного совета УФСИН. ОНК - уникальное образование, занимается общественным контролем за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, могут так же, как и уполномоченный, беспрепятственно входить в изоляторы временного содержания, СИЗО, колонии. Пишут в специальных журналах свои замечания, рекомендации. До прошлого года область не имела никакого отношения к формированию этой комиссии, это была прерогатива Общественной палаты России. С 2016 года, когда пришло время перевыборов, Общественной палате региона и мне, как уполномоченному, было предоставлено право дать рекомендации в ОП РФ по каждому кандидату. Долго подбирали людей, которые были бы готовы к такой деятельности, были бы готовы тратить свое время на работу с такой сложной категорией жалоб и вообще категорией прав человека. Мы подобрали хороший состав, я считаю, там есть и ветераны службы, и врачи (у председателя региональной ОНК Куликова свое предприятие, профиль которого – деревообработка. - Т.Ф.), люди все неравнодушные.

- Журналисты там есть?

- Журналистов нет. Хотели, долго обсуждали этот вопрос с Александром Арнольдовичем Карпиловичем (председатель владимирского СЖ. - Т.Ф.), но не позволил закон об ОНК, четко прописывающий требования к общественным организациям, которые могут выдвигать кандидатуры. К сожалению, наш Союз журналистов не подошел под требования.          

- Наш Союз журналистов, по моему мнению, вообще мало под какие требования подходит. Но включить в комиссию действующего сотрудника редакции тоже было проблематично?

- Те, к кому обращались, не согласились. Это же бремя, причем серьезное бремя, члены ОНК выезжают постоянно в колонии.

- Когда шло следствие по делу депутата Заксобрания Сергея Курышева, его обвиняли в ДТП со смертельным исходом, вы по итогам его обращения к вам отправили в прокуратуру заключение о нарушении прав Курышева. Старший помощник руководителя регионального управления Следственного комитета Ирина Минина обвинила вас в том, что вы вмешиваетесь в следствие, работу судебных органов и даже нарушили Конституцию. Силовые структуры всегда так остро реагируют на вашу деятельность?

- Я думаю, это было связано с тем, что само дело было очень громким и резонансным. Да еще появилось мое заключение, как уполномоченного по правам человека, где были затронуты какие-то нелицеприятные для Следственного комитета моменты. Но я такую реакцию ожидала и понимала, на что иду. Что касается силовых структур, здесь на самом деле очень тонкая грань взаимоотношений: с одной стороны, ты не имеешь права вмешиваться, с другой — есть права человека, которые должны быть соблюдены. И процесс выстраивания отношений с органами правопорядка довольно непростой, надо признать. Тем не менее хочу сказать спасибо и Следственному комитету, и, особенно, прокуратуре, где работают наши главные помощники. Очень быстро реагируют в прокуратуре, быстро находим с ними понимание.

ПРАВДУ ГОВОРИТЬ ТЯЖЕЛО

- В своем интервью ТВ-МИГ в июне прошлого года вы сказали примечательную фразу: «Я имею право на безотлагательный прием руководителя любого уровня. Это необходимо зачастую, потому что иногда руководители и не знают, что происходит в их подведомственной территории». Золотые слова, потому что откуда руководители, скажем, Владимирской обл. или муниципального образования узнают о проблемах, если о них не расскажут журналисты?

- Согласна с вами.

- При этом свою миссию — критически осмыслять действительность - выполняют только независимые СМИ, в государственных изданиях проблемные материалы не любят. Если они касаются власти - тем более. Однако с независимыми СМИ ситуация у нас в области грустная...

- Она не только с независимыми СМИ грустная, извините, что перебиваю, но и с правозащитными организациями.

6f449d6c0d78d0caa38b014f9108280a.jpg

Интервью Романовой ТВ-Миг

- Но поводы для грусти тут разные все-таки, насколько я понимаю: правозащитных организаций нет, поскольку нет снизу инициативы их создания, а на независимые СМИ идет давление. У меня такой вопрос: насколько часто вы для работы пользуетесь информацией из независимых СМИ?

- Читаю эти СМИ ежедневно, более того: не по разу на дню открываю те издания, которые работают в онлайне. На самом деле получаю информацию постоянно, потому что благодаря прессе, и, в первую очередь, благодаря независимым СМИ, формируется правозащитная картина дня, которая есть в нашей области. Может, я приму упрек по поводу независимых СМИ и на себя, может, и я не смогла выстроить с ними диалог, хотя отчетливо понимаю, поскольку около десяти лет проработала в редакции, какой ресурс у СМИ. Также понимаю, что за каждым независимым изданием стоит не только редакционная политика, но и свой читатель, своя аудитория, которая им доверяет. И зачастую сами СМИ нужно защищать, это так. Потому что попробуй-ка сказать правду, я знаю по своей должности, как тяжело говорить нелицеприятные вещи в лицо руководителю любого уровня. Но мы с вами не обязаны всем нравиться, так ведь? Мы должны помогать людям. Так что давайте налаживать диалог, и не в плане, как ко мне иногда обращаются журналисты: дайте нам какой-нибудь яркий сюжет, чтобы он немедленно выстрелил, а в плане стратегического сотрудничества, потому что средства массовой информации, конечно же, влияют на умы и настроения, они отображают действия или бездействия власти. То есть это сфера, которой я занимаюсь. И мы могли бы быть полезны друг другу в правозащитной деятельности.

- В качестве итога. Вы защищаете человека от государства, его права для вас являются приоритетными. Но механизмов и рычагов воздействия на государство, нарушившего права человека, у вас нет, правильно?

- Рычагов действительно нет, механизмы есть, те же штрафы. Но я не сторонник штрафов. Для меня механизм — мой доклад, с которым я выступаю на заседании Законодательного собрания, там я описываю и положительные случаи, и негативные тенденции, с которыми столкнулась, и случаи, когда не смогла восстановить права граждан, об этом тоже честно говорю. Этот доклад - не дневник отличника с пятерками. Он с проблемами, но при этом и с предложениями, как их исправить, например - изменив областное законодательство, проработав административный регламент. И мне бы очень хотелось, чтобы по итогам доклада принимался региональный нормативный акт с дорожной картой, как будем работать в области прав человека. В некоторых регионах такая практика есть, в нашем - пока нет. А это прямо моя мечта.

Татьяна Филиппова

Дата публикации: 16.01.2018 Просмотров: 1486


0
штурман
Ещё один пример " ока государева" - ни к чему и ни о чём.
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
 

Заполняя данную форму вы принимаете условия Соглашения об использовании сайта, в том числе в части обработки и использования персональных данных.

Реклама
Другие новости
21.06.2018
«Если журналисту нечего надеть» …

В Горсовете Владимира обсудили внесённый городской прокуратурой проект положения «Об аккредитации»

21.06.2018
Кто «ловит рыбку» в фонтане?

В скандале, связанном со строительством светомузыкального фонтана на Театральной площади г.Владимира, похоже, переплетаются интересы «белого дома», учрежденных им доверительных организаций и губернатора Светланы ОРЛОВОЙ, без согласия которой создание подобного «треста» вряд ли было возможно

21.06.2018
В Общественной палате раскритиковали Конышева и прослезились

В ближайшие две недели пройдет новое мероприятие. На нем члены ОПы, наконец, встретятся с директором Владимиро-Суздальского музея-заповедника и устроят ему “судный день”

21.06.2018
«Яблоко» отказалось от решающего голоса в Горизбиркоме

Новый состав комиссии будет утверждён до 15-го июля

21.06.2018
Михаила Колкова “раздраконили” в Общественной палате

На заседании Общественной палаты Владимирской области вспыхнул конфликт между вице-губернатором Михаилом Колковым и председателем Рериховского просветительского общества культуры г. Владимир Геннадием Руденко

Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Если бы выборы депутатов Законодательного собрания региона-33 прошли в ближайшее воскресенье, представителям какой партии вы бы отдали голос?


Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Считаете ли вы значимым и эффективным мероприятием ежегодный экономический форум "белого дома"?


Опрос Начало голосования: 07.06.2018

Где вы планируете провести свой летний отпуск?


Присоединяйтесь