Опрос Начало голосования: 31.07.2018

Согласны ли вы с мнением, что Владимирскую область впору переименовывать в московский мусорный полигон?


Опрос Начало голосования: 02.08.2018

Услышит ли Кремль требования участников массовых акций против повышения пенсионного возраста и отложит ли антинародный законопроект, поддержанный "Единой Россией"?


Опрос Начало голосования: 02.08.2018

Как вы думаете, сумела бы графа "против всех" одержать победу на губернаторских выборах во Владимирской обл., если бы таковую вписали?


Губернатор Орлова не стала своей среди местных элит

Роман ЕВСТИФЕЕВ, ведущий научный сотрудник Владимирского филиала РАНХиГС, доктор политических наук, шел мне навстречу по коридору академии с рюкзаком за плечами и в кроссовках. Как будто собрался со студентами на природу. Тема для нашей беседы была предложена токсичная по нынешним временам - региональная политика. Но кроссовки и рюкзак давали надежду, что интервью будет не формальным и открытым. Так и получилось.

  - Поскольку вы, Роман Владимирович, политолог, то у меня первый вопрос такой: политическая жизнь в нашем регионе есть или ее нет? Где громкие голоса политиков по кипучим проблемам жизни, может, я не в тех местах бываю, поэтому их не слышу?

- Нет, конечно, политическая жизнь есть, она специфическая, но есть.

- Что значит — специфическая?

- Потому что протекает при доминировании крупной политической партии, таковы реалии. Крупной и сильной.

- Назовите эту партию, почему вы не хотите ее называть?

- Почему не хочу, вы прекрасно знаете, что это «Единая Россия». В рамках этого доминирования конкурентное пространство достаточно узкое. Поэтому и складывается впечатление, что политической жизни нет. И на первый взгляд ее действительно не видно. Но у нас в области такая политическая ситуация довольно давно, хотя время от времени какие-то обострения бывали и бывают.

- Разве при прежнем губернаторе Виноградове она не была более заметной? При том же доминировании «Единой России» все-таки большой вес имели и коммунисты. И были разные площадки, где собирались разные люди, были яркие дискуссии. Даже драки были на идейной почве, в которых сам Николай Владимирович Виноградов участвовал.

- Конкуренция возникает как раз в подобном случае: когда губернатор - коммунист или представитель другой партии, не «Единой России», а парламентское большинство — у какой-то большой партии, в нашем случае - «Единой России». Раз возникает конкуренция, то возникает и политика. Но если вы помните, то у Виноградова и «Единой России» также бывали периоды взаимной поддержки: Виноградов продвигал человека от ЕР в какую-то областную структуру, а ЕР, в свою очередь, поддерживала его назначение в губернаторы. То есть, это были то расхождения, то схождения, в зависимости от текущих задач. И, соответственно, конкуренция то возрастала, то снижалась. Но в целом, это все равно была верхушечная конкуренция.

- Под верхушечной вы имеете в виду, что конкурировали боссы от политики, а прочим гражданам оставалось довольствоваться только результатами их борьбы?

- Да, потому что политика все-таки подразумевает вовлечение в нее широких масс, когда граждане, население также участвуют в решении политических вопросов. И вот этого, конечно, не возникало. А если и возникало, то очень редко. Например, когда в декабре 1996 года во время выборов на пост губернатора проиграл действующий глава области Юрий Власов, а выборы выиграл Николай Виноградов. Вот тогда люди пришли на участки и высказали свое мнение. И действующий глава, инкумбент, как говорят в политологии, проиграл. Сейчас такое даже представить невозможно, это была реальная политика. Но уже с конца девяностых при том же Виноградове политика начала убираться из поля значимых вещей. К началу нулевых ее совсем не было заметно. А к 2011 году, когда убрали прямые выборы глав городов, участие граждан в политике стало и вовсе не нужным. И это хорошо показывает явка на разных выборах, когда она все ниже и ниже. Люди же все понимают.

Нет острых тем и конкуренции — нет интереса к выборам

- Понимают, что от них ничего не зависит — и таким образом показывают отношение к выборам?

- Да, что в них не нуждаются, от их голоса ничего не зависит, они ничего не решают. И они не видят смысла участвовать в этом. Люди же грамотные, по крайней мере, понимают, на что им стоит тратить время, а на что — нет. На выборы — не стоит, по их мнению. Они и не тратят.

- У нас в сентябре выборы в Госдуму, а в США готовятся к выборам президента, у Барака Обамы в ноябре заканчивается второй срок. Если сравнить, как проходят две этих кампании, важнейшие для стран, то степень накала в США такая, как если бы они делали это либо в первый раз, поэтому и интересно, либо в последний, словно от этого существование жизни на Земле зависит. Как наше население раскачать? Как убедить их, что на выборы все-таки стоит ходить?

- Я бы даже не стал смотреть на Америку, там своя модель, она имеет давние исторические корни. Немаловажный фактор — экономическое состояние страны, в США в выборы вкладываются очень большие деньги, большие профессиональные команды работают, чтобы не дать населению заснуть, они их все время будоражат. Словом, там целая индустрия. У нас своя ситуация, но тоже можно было бы привлечь людей, если говорить с ними о том, что их интересует и не бояться обострять. На самом деле люди идут тогда слушать кандидата, дебаты, дискуссии, когда есть острые вопросы. Когда им говорят: «Только от вас, ребята, зависит, как решится этот острейший вопрос, так что давайте, приходите на выборы». Но у нас сейчас какой главный страх — лодку не раскачать. А выборы, да тем более в конкурентной среде, — это во многом раскачивание лодки. И поэтому, чтобы не раскачать, — лучше пусть не приходят на выборы.

- По-вашему, какие именно острые вопросы могли бы поднять интерес к предвыборным баталиям и самим выборам?

- Я не политик, но могу сказать как гражданин, как избиратель и, частично, как эксперт. На самом деле тем много и нужны решения. Но то, что сегодня предлагают партии — это из разряда очевидностей, и они никого не привлекают. Ну, например: нужно строить дороги. Ну, нужно. Строить школы — да. Детские сады — да. Но самый-то главный вопрос вот, мне кажется, в чем — есть бюджет, и его надо поделить, чтобы хватило на всех. Мы же выбираем людей, в данный момент, в Госдуму, которые будут следить за кошельком, смотреть, на что будут тратиться деньги. И нам нужно четкое понимание расходов. По идее, сейчас кандидатам надо бы нам сказать, сколько должно быть потрачено на оборону, науку, здравоохранение, образование, культуру. И вот за это вы, граждане, голосуете. Вот это самый острый вопрос — как будем делить бюджет 2017-2018 годов. Правительство уже сейчас говорит, что ситуация будет плохая, все идет к тому, что будет заморожено повышение зарплат, индексация пенсий, будут, очевидно, вводиться новые налоги. Вот на эти вопросы надо отвечать — честно и откровенно, прямо по долям. И тогда все вскроется, люди скажут: ага, вы нам предлагаете тратить триллионы на вооружение? Нет, мы не будем за вас голосовать.

- Но никто о таких значимых вещах не говорит, вы же сами сказали — это раскачивать лодку. Получается, нам снова не дают выбирать наш путь, он уже определен без нас.

- Интерес к выборам можно разогреть еще при одном условии — если будет конкурентное поле. Когда его нет, тогда вполне возможен заговор молчания, и все кандидаты будут помалкивать. Когда есть конкуренция, то кто-нибудь, да скажет об этом, начнет поднимать острые вопросы, про те же триллионы на оборонку, например. И когда этот кто-нибудь начнет зарабатывать политический капитал, другие посмотрят на него — и тоже заговорят. Это покатится как снежный ком, потянет за собой какие-то высказывания и предложения, чтобы быть первыми. Но когда существует заговор молчания — есть такой термин в социологии, - то надеяться на острый разговор в борьбе за избирателя не приходится. Нет конкуренции — нет и острых вопросов.

А то придут казаки

- А конкуренция всякими способами отсекается — то яйцами закидают, как у нас

Касьянова, то казаков зашлют в аэропорт, как в Анапе, куда Навальный прилетел...

- Ну, вообще это понятное стремление — максимально всё сгладить и сделать процесс мягким, чтобы выборы не были потрясением. Потому что для России часто выборы становятся потрясением...

- Ну да, и после выборов в Госдуму 2011 года, когда случилась Болотная площадь, был актуальным вопрос: вы чего хотите больше - стабильности или честных выборов? Вполне образованные и критически мыслящие люди выбирали стабильность. Как вы считаете, смена волшебника Чурова на Эллу Памфилову принесет какие-то изменения в предстоящие выборы?

- Выборы зависят не от ЦИК, а от региональных властей, они в большей степени могут оказать влияние на ход голосования и подсчет голосов. Но если позиция ЦИК относительно нарушений будет более жесткой, может, это поумерит пыл на местах.

- Эксперты назвали Владимирскую область в числе тех регионов, где могут происходить массовые нарушения на выборах. А все потому, что местная власть не воспринимает тезис Кремля об их открытости. Ваш прогноз: как у нас пройдут выборы?

- Я так скажу: нынешняя власть достаточно жесткая, и она сделает все, чтобы конкурентных кандидатов не было. Законно это или не законно — уже суд будет решать. И это касается любого региона, не только нашей области, такова реальность современной российской политики. Стратегии выбивания сильных конкурентов очень развиты, есть много способов сделать так, чтобы конкурентов не было. Хотя, по идее, нынешние выборы обещают некую интригу: есть одномандатники, есть списки, то есть какая-то реальная борьба идет. И я вижу искреннюю попытку Кремля сделать эту борьбу более публичной через процедуру предварительного голосования. Однако на местах праймериз воспринимаются как лишний барьер для прохождения нужных кандидатов, поэтому, скорей всего, они пройдут с немалым количеством злоупотреблений. И не только во Владимирской области.                                       

- В СМИ периодически публикуются рейтинги губернатора Светланы Орловой, согласно им, она входит в группу сильных губернаторов. Вы в составлении этих рейтингов, а именно — Центра информационных коммуникаций «Рейтинг» однажды тоже участвовали. Насколько можно доверять рейтингам, зная про ферму троллей в Ольгино под Петербургом, про SММ ( social media marketing — Ред.) и прочие технологии позитивного продвижения людей, идей и брендов в соцсетях?

- Вы практически сами на свой вопрос и ответили. По большому счету вообще никому не стоит доверять, если уж на то пошло. А рейтинг — это технология оценки какой-то части реальности с помощью определенных методов. Только маленькой части реальности. То есть, у людей имеется методика, они замеряли небольшую часть реальности — и выдали итог. Подчеркиваю — не всю реальность, а только часть. Тем не менее, рейтинг — это интересный инструмент, тем более, он в медиа хорошо смотрится, сразу привекает к себе внимание. Что касается их научной значимости и адекватности, я бы их не переоценивал. И не рекомендовал бы думать, что они отражают реальность - нет, конечно. Да и те, кто их составляет, разного рода центры и фонды, на это и не претендуют, мне кажется.

В чем сила, брат?

- Забудем про рейтинги. Просто назовите сильные и слабые стороны губернатора Орловой.

- Я считаю, что из всех наших региональных политиков она — самый сильный. Это было заметно сразу, как только Светлана Юрьевна пришла в область — по энергии, по напору, да даже по какой-то безапелляционности. Все-таки у нас достаточно мягкие лидеры были в области до нее. У нас не принято было обижать, устраивать публичную выволочку, прилюдно демонстрировать разногласия и конфликты, которые существуют в команде. Словом, была своя традиция. С ее приходом произошла ломка традиций, причем делала она это легко и запросто - ломала прежние устои. И в этом она была сильней. Наши не могли этого сделать, а она смогла. И этим быстро достигала целей, которые ставила перед собой. Например, популярности у народа. Так что по части постановки целей и их достижения она оказалась сильней, чем другие политики. И быстрей.

- Про цели — можете еще привести примеры, кроме зарабатывания популярности у населения?

- Скажем, она поставила задачу переформатировать муниципальный уровень - и достаточно жестко шла к этой цели, буквально выгоняя тех, кто, как ей казалось, не справляется со своими обязанностями. Вы же помните, головы летели одна за другой. Это то, что не удавалось Виноградову, он достаточно мягко управлял. И я не помню, чтобы он кого-то выгнал, да еще с публичным унижением.

- А вы думаете, он хотел кого-то выгнать?

- Думаю, да, хотел. Любой руководитель хочет, чтобы его окружали люди, с которыми ему удобно работать. Хотел — но не выгонял. А тут — совершенно другой тип менеджерства. Идет собрание, люди жалуются на какие-то проблемы в городе, Светлана Юрьевна поднимает главу и выгоняет его из зала. (Как, например, главу Александровского района Смолева. А на встрече с общественностью в Покрове она негативно оценила деятельность главы города Саса. После чего прямо тут же заявила: «С этого момента вы больше не работаете главой, покиньте зал». После того же визита в Петушинский район без кресла остался мэр Петушков Кузин. - Ред.) Я не оцениваю, хорошо это или плохо. Просто: вот цель — и вот ее достижение. Быстро, эффективно, при поддержке населения. То есть, с максимальной выгодой для себя. Другая цель, которая была у нового губернатора изначально — повысить внимание к Владимирской области, притащив сюда чиновников правительственного уровня. Мне кажется, она тоже достигнута. Предыдущие политики — исполнительной, законодательной власти такого не делали, они слабоваты были, мне кажется.

- Согласна, привозит вип-персон — Греф был, Дворкович, Шувалов, министры и главы корпораций. Да, привлекла внимание к Владимирской области. Что дальше?

- Чем больше о Владимирской области будут знать — тем лучше, разве не очевидно? Потому что несмотря ни на что, мы живем в конкурентной экономической среде. Тем же инвесторам важно знать, что есть такая Владимирская область, не затеряна на карте. И вообще внимание государственной власти в России — это всегда неплохо. Что область получила в итоге? Можно ли сказать, что это привело к заключению супервыгодных для региона контрактов или выделению внеплановых федеральных субсидий? Не берусь судить, я этого не знаю.

- Николай Виноградов, не выдержав очередной порции критики в свой адрес, дал интервью «Томикс ТВ», где напомнил Светлане Орловой, что все крупные инвесторы зашли в регион при нем. А сейчас никто в очереди не стоит. Привлечение внимания есть, а инвесторов — нет. Разве он не прав?

- Я не знаю, прав он или нет. Есть экономисты, которые это могут посчитать, посмотреть, я не специалист в этом вопросе.

Кадровая чехарда в «белом доме»

- Возвращаясь к сильным и слабым сторонам губернатора Орловой: с чем, по-вашему, связана кадровая чехарда в «белом доме» - уходят чиновники самого разного ранга - от вице-губернаторов до директоров департаментов и руководителей отделов. Это уже слабая сторона - неумение сплотить команду? Или неверие команды в губернатора?

- Я думаю, это попытки создать сильную команду, а это тяжело. У владимирских чиновников всегда была спокойная, даже несколько расслабленная манера работы. По этой причине, мне кажется, идет ротация. Поэтому же Светлана Юрьевна приглашает чиновников из других регионов. И это неплохо, по моему мнению. И не только в сфере административного управления стоило бы повышать мобильность чиновников, также и в сфере образования, культуры, медицины... Но пока это возможно сделать только там, где хорошие зарплаты — в сфере госуправления.

- Вы говорите, мобильность, тем не менее, значительный процент чиновников в нашем «белом доме» работает со времен Виноградова. И я слышала такую версию, что после каждого ответственного совещания у Светланы Юрьевны кавалькада машин едет от нее прямиком на дачу к Николаю Владимировичу - тоже совещаться. Иными словами, своей среди местных элит она не стала.

- А я думаю, и не станет. Как показывает практика, а Орлова не единственный пришлый губернатор в стране, это все заканчивается одним и тем же — отработав положенный срок, человек уезжает из региона. И это нормально, не надо думать, что Светлана Юрьевна должна вжиться в исконный образ жителя Владимирской области и остаться здесь навсегда. Представьте, сколько регионов в ее биографии — сама с Дальнего Востока, много лет в Москве, была в Совфеде от Кемеровской области. Почему она должна стать тут в доску своей? Она выполняет другие задачи. Ее критерии — эффективность. Мы-то оцениваем с точки зрения хорошо-плохо, а люди, в руках которых большие ресурсы, оценивают с точки зрения эффективности.

- А как же нравственность, мораль?

- Когда человек управляет большими ресурсами и за ним большая ответственность, ставить на кон нравственность — значит, многое терять. Потому, хотя бы, что конкуренты могут быть безнравственными — и ты тогда проиграешь и все потеряешь. Это нам с вами нечего терять...

- Но есть целая группа проблем, которые нельзя решать без такого слова как «нравственность» - дети, школы, учителя, врачи, больницы, пенсионеры... Да даже в бизнесе — как без морали? Без честного купеческого слова, как у Александра Островского в «Бесприданнице», помните?

- Макиавелли пятьсот лет назад, знаете, что писал? Должен ли правитель быть нравственным (я не дословно цитирую), благодетельным и так далее? Ни в коем случае! Но казаться таким он обязан. Пятьсот лет прошло, а мысль фантастически современна: казаться — обязан, но быть — никогда.

Лояльность дороже профессионализма

- Согласно одному из последних рейтингов наша область вошла в число регионов с умеренным уровнем критичности по отношению к действующей власти. Что не удивительно при наличии всего трех независимых СМИ и большого количества государственных изданий, которые губернатора и его команду показывают, разумеется, только с положительной стороны. Но провластная ангажированность государственных СМИ вызывает кризис доверия и к ним, и к тем, в честь кого они оды слагают. Разве такая взаимосвязь не очевидна?

- Я бы шире тут поговорил: провластная ангажированность присутствует не только в СМИ, но и в других институтах — экономических, социальных, культурных и так далее. В России так уж принято — быть лояльным к руководству. Иногда на всякий случай, иногда из страха, некоторые вообще начальство любят, любое. А тот, кто не лоялен — тот подозрителен. Чего это он? Задумал, наверное, что-то. Неспроста это. И как только начинается критика — сразу вопрос: «Кто ему заплатил?». Это традиция, которая очень удобна для сегодняшней модели властвования, поэтому она всячески поддерживается. В девяностых эта традиция ушла в тень, а сегодня она снова стала доминирующей тенденцией. И СМИ тоже в нее встроены.

- То есть, важен не профессионализм, а лояльность к власти?

- Совершенно верно, лояльность больше востребована, чем профессионализм. Но, замечу, что нелояльность к власти - еще не знак профессионализма!

- Переквалифицировавшись из журналистов в пропагандисты, главные лица государственных СМИ говорят, что таким образом они защищают национальные интересы. Где грань между защитой национальных интересов и свободой информации? И что такое в наших реалиях национальные интересы?

- По факту национальные интересы - это то, что наш президент считает национальными интересами. Обозначил он какую-то проблему как национальный интерес, значит, вот он. Не назвал, значит, не национальный интерес. А что вы смеетесь? Как еще мы это можем узнать? На каких-то скрижалях это не начертано. Понимаете, мы же живем в государстве и распределены по уровням властной иерархии, соответственно, национальные интересы определяет тот, кто находится на верхушке властной иерархии. При этом нет гарантии, что эти национальные интересы не являются их личными интересами. Такую гарантию дают только выборы и референдумы, когда национальные интересы определяются большим кругом лиц. Поскольку такой устойчивой традиции у нас нет, значит, велика вероятность, что среди провозглашенных национальных интересов есть такие, которые интересны только небольшой группе лиц, а не всему обществу. И ничего уникального в этом нет, так во всех странах устроено: как только нет контроля со стороны общества за верхушкой, все национальные интересы суживаются до собственных интересов верхушки.

- Я тоже хочу участвовать в формировании национальных интересов. Вот завтра надену майку с Че Геварой, возьму плакат «Даешь честные выборы в Госдуму!» и пойду на площадь к нашему «белому дому». Честные выборы — это же национальный интерес?

- Я думаю, вас, скорей всего, задержат.

- Нет, я же встану в одиночном пикете, их даже заявлять не надо.

- А к вам пристроятся сзади два человека в штатском — и будет уже демонстрация, а не одиночный пикет. А для демонстрации требуется уведомление.

- Есть отличный американский сериал «Отдел новостей» канала HBO, он о том, как журналисты пытаются делать идеальный новостной канал, не коммерциализированный, и честно разговаривать со зрителем, не держать их за идиотов. Он начинается с того, что студентка задает сидящим на сцене спикерам вопрос: «Почему Америка великая страна?» А Россия — великая страна?

- Конечно, великая, вспомните, какие примеры мы подавали в двадцатом веке всему миру — от революции 1917 года до полета в космос первого человека. На нас равнялись, как надо делать и как не надо делать. Мы на самом деле определяли всю мировую политику. Сегодня в меньшей степени определяем...

- Обама даже назвал нас региональной державой.

- Это действительно так, потому что сегодня мы мечемся, не знаем, куда присоединиться, к кому — к США, к Китаю? Какой путь выбрать? Мы выбрали капиталистический путь, но быть третьесортной державой в этом мире не хочется. А другого пути нет. Ищем чего-то особенного. Поиски этого особого пути приводят к тому, что нам надо чем-то выделяться, например, военными успехами в Сирии. Хочется же роль играть, и в Сирии это действительно получилось. Правда, цена пока непонятна...

- Цена — плохие дороги в России.

- Я о том, что это была попытка поддержать статус державы, с которой считаются. Удалось это или нет, пока непонятно.

Беседовала Татьяна Филиппова

Фото: Роман Евстифеев

Дата публикации: 24.05.2016 Просмотров: 3595


0
a parte
Качественно.
О привлечении людей на выборы. Все правильно, когда им надо так из КТОСа позвонят, пригласят, ништяков посулят. Когда не надо, так даже плакатов о предстоящих выборах не увидишь.
О том, что выбора нет. Из серии "- Ты за кого на выборах Путина голосовать будешь?"
О раскачивании лодки. Из нета: "Ну да, чуваг, тебя ограбили, довели до скотского состояния и сравняли с землёй, но ведь лодка-то плывёт, йопта! Лодка-это главное! Иди на--й в трюм, и сиди там спокойно, и не мешай пассажирам в Первом Классе наслаждаться жизнью!" И недовольный и взаправду уходит в трюм с мыслью:"А и действительно? Чё это я разбушевался? Главное -лодка плывёт!".
Об итогах форумов. Это тайна покрытая мраком. Я вот обязательно пойду на этот форум, поспрашиваю у людей какой профит им от этого шоу.
О лояльности к руководству. "Рабы, под игом находящиеся, должны почитать господ своих достойными всякой чести.." (1.Тим. 6,1) читай как "Иди в трюм, не раскачивай лодку"
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
 

Заполняя данную форму вы принимаете условия Соглашения об использовании сайта, в том числе в части обработки и использования персональных данных.

Реклама
Другие новости
17.08.2018
«Вы действуете по указанию гражданки Орловой»

Наш репортаж о том, как 16 августа, судя по всему, областная администрация попыталась помешать владимирским коммунистам организовать всенародное голосование против повышения пенсионного возраста

17.08.2018
Борьба с огнем на советских машинах: МЧС Владимирской обл. рассказало, как тушит лесные пожары

Журналистов свозили в Гусь-Хрустальный р-н, рассказали им, сколько возгораний было за пожароопасный сезон, и показали, как МЧС работает с населением

16.08.2018
Спойлеры пытались “загасить” пенсионный референдум

Похоже, Белый дом попытался создать “фейковую” инициативную группу по проведению всенародного голосования, чтобы помешать действиям коммунистов

Опрос Начало голосования: 31.07.2018

Согласны ли вы с мнением, что Владимирскую область впору переименовывать в московский мусорный полигон?


Опрос Начало голосования: 02.08.2018

Услышит ли Кремль требования участников массовых акций против повышения пенсионного возраста и отложит ли антинародный законопроект, поддержанный "Единой Россией"?


Опрос Начало голосования: 02.08.2018

Как вы думаете, сумела бы графа "против всех" одержать победу на губернаторских выборах во Владимирской обл., если бы таковую вписали?


Присоединяйтесь