Опрос Начало голосования: 11.11.2021

Инфекционный госпиталь будет на территории Областной больницы, вы поддерживаете это решение?


Опрос Начало голосования: 26.11.2021

Ваше отношение к введению QR-кодов для посещения общественных мест?


Эксперт "Гринпис": загрязнение Нерли, пожары в Якутии, нехватка зеленых насаждений, М12

Строительство М12, пожары в Якутии, сбросы в водоемы Владимирской области и экоативисты. Об этом и многом другом «Томикс» поговорил с экспертом Гринписа

Существует убеждение, что природа хочет нам что-то сказать. Обычно это относится к ситуациям, когда мир захватывают природные катаклизмы: пожары, наводнения, аномальная жара или мор. Необязательно смотреть на весь мир, чтобы понять, что экология на грани «срыва». Во Владимирской области преобладают такие экологические проблемы как загрязнение водных объектов, сбрасывание в них различных веществ, неблагоприятная экологическая обстановка из-за строительства новых дорог, отравление почвы и воды разлагающимся на полигонах мусором. Для того чтоб понять насколько такие факторы влияют на природу, и, что будет через 10 лет такой стабильности в сфере экологии, «Томикс» обратился к эксперту, директору по проектам российского отделения Гринпис Владимиру Чупрову.

photo_2021-08-16_16-46-44.jpg

Владимир Чупров

Злободневная тема, уверены, не только во Владимирской области, но и на всей территории России – загрязнение водных объектов. Наше издание «Томикс» отслеживало тему загрязнения некоторых водоемов, например, Нерли, где на отдельных участках реки количество колиморфных бактерий превышено в 15 000 раз. Расскажите, что может стать причиной загрязнение рек? Как с этим бороться? Как с этим борются в других регионах или других странах?

Центральная часть России развивается по такому сценарию, что погода становится засушливей и жарче, это наблюдается по росту средних температур и по пожарам, которые происходят не только во Владимирской, но и в соседних областях. Как следствие, возникает масса проблем, пожары и высушивание водных объектов в том числе. Из-за высоких температур вода нагревается и в ней активнее развиваются водоросли, что в процессе превращает реки или озера в болота или совсем высушивается под температурами. Но не только эти причины могут вызывать высокое содержание колиморфных бактерий в водоемах Владимирской области. Здесь вопрос не столько к климату, как к тому в каком состоянии находятся очистные сооружения и что из себя представляет система очистки. Особенно в малых населенных пунктах. Вещь взаимосвязанная, потому что в условиях малой области [рек], то, что река разбавляла и выносила быстрее в крупные водоемы, в том числе в Волгу, сейчас происходит медленнее. Потенциала «разбавления» у водных объектов, к сожалению, уже нет. В итоге мы наблюдем, что реки загрязнены, повышено количество колиморфных бактерий, а некоторые реки вообще можно перейти вброд. Что с этим можно сделать, чтобы минимизировать последствия? Во-первых, там, где осушены берега, высаживать деревья. Просто восстанавливать лес вдоль берега малых рек, что позволит сохранить водный режим рек Владимирской области. Вторая вещь, что касается сбросов, в первую очередь коммунальных [отходов], у нас непростая ситуация с малыми населенными пунктами, не оснащенными очистными сооружениями. Их очень много. Что там происходит? С производств отходы вывозят и просто сбрасывают в какой-то ближайший овраг. Владимирская область неисключение, аналогичная ситуация в Московской области, Ханты-Мансийском округе. И все эти фекальные стоки, «удобренные» стиральными порошками и другой химией, скапливаются в оврагах, и, конечно же, оказываются в реках, грунтовых водах, что впоследствии может достигнуть и воды в колодцах. Все это должно утилизироваться грамотно по особым технологиям, в первую очередь, отходы должны изолировать от окружающей среды, а дальше перерабатываться. Существует несколько технологий, например, геологический способ. В самые обыкновенные водные отстойники засаживаются специальные водоросли, растения, которые могут выживать в такой воде, ее чистить. Есть и автоматизированные технологии – это система отчистки воды, включающая в себя несколько способов: биологическая, механическая и геологическая очистка воды. Сегодня такие системы очистных станций существуют, вопрос в том, что специальных программ по установке таких сооружений для малых объектов, насколько я знаю, нет. И сейчас это «головная боль» [глав] муниципалитетов регионов, и вероятно, руководству Владимирской области нужно подумать над внедрением такой программы. В Ханты-Мансийском округе над такой программой уже думают и планируют сделать пилотные проекты.

J8kSXywJF9A.jpg

Нерль. Фото: Алексей Осетров

Раз уж мы начали говорить про загрязнения, то продолжим. Во Владимирской области есть несколько полигонов, которые либо переполнены мусором, либо скоро наполнятся до предела. Как с этим быть, если люди, проживающие на территории муниципалитетов, не все хотят видеть рядом со своим домом мусоросортировочные заводы? Чем они опасны в принципе, как будут работать? Есть ли примеры работающих комплексов на территории России, на которые не жалуются?

Здесь нужно разделять различные технологии обращения с твердыми коммунальными отходами. Традиционно – это полигон или свалка. Туда все свозят и в итоге появляются мусорные горы, которые посыпают песком. Все это является источником очень опасного токсичного фильтрата, а дождь, проходя сквозь тело полигона, смывает токсины в грунтовые воды и почву. Вторая вещь это мусоросжигательные заводы. К счастью, во Владимирской области их не планируют строить. Третья технология – мусоросортировочные комплексы. В сегодняшних условиях, при грамотной организации, это самый оптимальный способ работы с отходами. В Московском регионе такие комплексы работают, и выполняют свою задачу – отделяют полезные фракции вторсырья, органические вещества друг от друга и направляют по различным потокам. Комплексы не несут вредности, поскольку не выделяют запахов и являются экологическичистыми. Задача региональных властей, в том числе Владимирской области, помочь мусоросортировочным комплексам. С помощью пропаганды надо сделать так, чтобы люди уже на стадии домохозяйства сортировали отходы. Пока жители сбрасывают все в одну кучу, сортировочному комплексу сложнее все проверять. Другой вопрос, как системно уменьшить количество отходов. Если есть возможность, не покупать какую-то упаковку, ходить со своей авоськой, не покупать новую одежду, а ремонтировать старую. Это вклад в то, что у нас не будет так много отходов.

Вопрос о важности зеленых насаждений. В городе Владимире это особенная проблема, поскольку город является областной столицей. Точечная застройка, асфальтирование парков и вырубка там деревьев, всё это тревожит местных активистов. Чем может обернуться вырубка пары десятков деревьев в городе через 10 лет? Почему так важно сохранять «зеленый щит» и почему некоторые органы местного самоуправления игнорируют просьбы людей? Где еще наиболее остро стоит вопрос с вырубкой зеленых насаждений в России?

Вопрос вырубки зеленых насаждений в населенных пунктах стоит остро практически везде в крупных городах. То есть если это не вымирающая деревня. В таких крупных городах, как Москва, Питер и даже Владимир, как я понимаю, проблема стоит остро, потому что бизнесу нужно развиваться, нужно строить жилье, и люди, таким образом, получая комфорт и доступность жертвуют деревьями. В конечном итоге, мы просто рубим сук, на котором сами же и сидим и это очень плохо. Помимо того, что вместо скверов, в которых можно было заниматься спортом, гулять мамам с колясками появляется жилой дом с гаражами, дополнительными дорогами и парковочными местами, у нас падает качество воздуха. Там уже ухудшается транспортная сеть. Если у вас уже загруженная дорога и появляется новый жилой комплекс, то появляются пробки и исчезает комфорт доступности, потому что время в пути от точки А к точке Б увеличивается. Живем мы не для того, чтобы стоять в пробках. Еще к чему бы хотел призвать конкретных людей, которые принимают решения по размещению новых жилых объектов и зданий на местах зеленых насаждений. Сегодня зеленые насаждения – это фактически единственный эффективный способ сохранения микроклимата городов в условиях глобального изменения климата. Крупные города из-за жары превращаются в сковородку, чем больше асфальта, тем более высокие температуры будут наблюдаться во время жары. Чем больше леса, газонов, тем легче город или район будет переносить эту жару. Есть расчеты МГУ, в которых они просчитали, что если увеличить территорию зеленых насаждений в Москве это помогло бы снизить температуру на 1-2 градуса. Это очень много в условиях жары, когда каждый градус не просто какая-то виртуальная величина, а здоровье и жизни людей, которые могли бы жить, если бы не было так жарко. Я не знаю, какие еще аргументы нужны, чтобы показать насколько городу важны зеленые насаждения.

oWfO7OaJJgQ.jpg

Парк "Дружба". Фото: https://vk.com/spasaempark

Не могу не спросить про пожары в Якутии. Обращаются ли к вам оттуда люди? Как там обстановка и что предпринимается властями? Каковы последствия таких пожаров?

Люди обращаются. Нашей пожарной команде удалось потушить там несколько пожаров, предотвратить распространение. Мы сейчас работаем в нескольких точках, но не это главное. Реальная помощь может заключаться в том, что мы от имени этих людей обратимся в Правительство с тем, что нужно не тушить пожары, а предотвращать их. На сегодняшний день у нас нет четкой системы профилактики тушения пожаров. А лесная охрана – это просто стыдоба. Люди за 13-15 тысяч рублей работают там и рискуют своей жизнью. Притом, что потери колоссальные, многомиллиардные – якутские леса очень плохо восстанавливаются. У нас на сайте опубликовано письмо. Там указаны 9 шагов как победить в России пожары. Пожары становятся все масштабнее, все чаще, это непременно связанно с изменением климата и привычками, которые мы не изжили с советского периода. Пока у нас не будет культуры обращения с огнем, мы не сможем спасти наши леса. Банально, люди приходят в лес, разводят костер, его потом не тушат, и он распространяется на весь лес. А потом происходит такая история, что во всем винят Китай, где китайцы на территории Якутской области ходят и поджигают якутские леса. Это не так. Очень тяжело признать, очень тяжело смотреть в зеркало, но все-таки проблема в нас самих. Мы призываем всех людей аккуратно обращаться с огнем, не разводить костры в «сухой» период, не бросайте окурки. Элементарные правила, которые работают в Белоруссии, Финляндии, Польше. Пожары всегда случаются у нас. Еще одна проблема – выжигание сухих остатков. Каждая весна начинается с того, что начинают полыхать огромные сельхозтерритории. Это варварство. В итоге травяные палы уходят на леса, а вместе с ними сгорают целые населенные пункты. Эта глупейшая практика, пошедшая от лесоводства, когда у нас было много лесов. Но это все в прошлом. Мы больше не можем себе позволить такой роскоши – сжигать леса, у нас их просто больше не осталось. То, что в России куча тайги – это миф, ее нет. Она либо горит, либо ее вырубают. Последствия пожаров очевидны: сейчас мы наблюдаем смог в Иркутской области, это пагубно скажется на здоровье людей с бронхолегочными заболеваниям, включая ковид. Коми не жалко лес, пожалейте своих родных, которые лежат в больнице с бронхолегочными заболеваниями.

Строительство высокоскоростных магистралей. Трасс М-12 Москва-Казань пройдет через Владимирскую область. Насколько опасно такое соседство? Что может защитить от вредных выбросов с трасс? Где лучше всего располагать такие дороги? Так же для строительства трассы подразумевалась вырубка 1 тыс. гектар леса. Лес обещали высадить новый. Пройдет ли такая вырубка бесследно или владимирцы ощутят недостаток «зелени»?

Разумеется, она должна строиться с минимальным ущербом для окружающей среды. Второй момент, нужно приурочивать инфраструктуру к уже действующей. То есть пустить трассу М-12 по уже снабженным для ее функционирования коридорам, чтоб не наносить новый ущерб природе. Для того чтобы минимизировать вредность от трассы можно использовать шумозащитные экраны и лесные насаждения, чтобы фильтровать тот воздух и грязь с трасс. С другой стороны администрация же не просто так строит, это ответ на запрос граждан, которые пересаживаются на автомобили. То есть вопрос в том, насколько мы сами вносим наш «вклад» в то, чтобы у нас появлялось больше трасс и меньше чистого воздуха. Готовы ли мы пересесть на обычный поезд Москва-Казань, или нам лучше сесть за руль, стоять в пробках.

photo_2021-06-21_14-16-56.jpg

Строительство М12. Фото: https://t.me/vladkopter33

  Вопрос про лесовосстановление очень локальный. Надо смотреть, где вырубали и где компенсируют. То есть если вырубали вдоль трассы или между трассой и жилыми домами, то никакая другая высадка не компенсирует. Компенсировать надо там, где лес рос и его не планировали выращивать. Например, на землях сельхозназначения, каких во Владимирской области очень много. Нужно высаживать лес там, где он нужен, мы с вами сегодня уже говорили, нужен он у высыхающих рек.

Обращаются ли в Гринпис жители Владимирской области? Какие их интересовали вопросы, удалось ли их решить?

Да. В основном, обращения касаются вопросов на тему раздельного сбора мусора. Мы объясняем, как сортировать, куда нести. Отдельно обращались по вопросу строительства мусорного полигона в поселке Филипповское. Пытались помочь людям, вели консультации. Мы придерживаемся такой политики, что мусор нужно перерабатывать или хранить там, где он был выработан. То есть никаких перемещений между регионами быть не должно. Говоря о Владимирской области, это наша общая родина для кого-то малая, со своей уникальной природой, которую надо беречь.

Что, на Ваш взгляд, мешает Владимирской области, и областной столице - городу Владимиру, в частности - стать одним из самых экологически чистых регионов России?

- Вопрос больше этический. Сегодня технологии, деньги, желание, научное обоснование все это может способствовать развитию в любом направлении. Любой регион может стать экологически чистым, но сегодня приоритеты не экологические. Приоритеты выдать зарплату, построить дом, собрать налоги. Все. Понятно, что нужно строить и спасать вымирающие деревни, но не сохранив природу, не обеспечив чистоту воздуха и воды все будет неважно.

В последнее время (несколько лет) во Владимире достаточно активно себя начали проявлять так называемые экоактивисты. Они проводят пикеты в поддержку озеленения, выступают против вырубки зелёных насаждений и застройки лугопарковых территорий, отстаивают парки и зелёные уголки города, ведут диалог с властью. А как профессиональные экологи, в том числе и представители Гринпис относятся к «частным» экоактивистам?

Конечно же, мы приветствуем людей, которые отстаивают, сквер, парк, защищают свои экологические права. Мы поддерживаем подобные начинания. Но сразу хочу извиниться, Гринпис не может помочь всем сразу, нас в штате всего 100 человек. Бывает такое, что под видом экоактивистов люди просто пришли пошуметь, в чьих-то личных интересах. Поверьте это далеко не большинство.

Контекст: Российское отделение международной организации Greenpeace зарегистрировано Минюстом РФ как национальная некоммерческая организация, действующая на территории России и в интересах российских граждан. Официальное юридически зарегистрированное название звучит как Отделение международной неправительственной некоммерческой организации «Совет Гринпис» — ГРИНПИС.

Оксана Прокошева

Дата публикации: 18.08.2021 Просмотров: 5588


Реклама
Опрос Начало голосования: 11.11.2021

Инфекционный госпиталь будет на территории Областной больницы, вы поддерживаете это решение?


Опрос Начало голосования: 26.11.2021

Ваше отношение к введению QR-кодов для посещения общественных мест?


Присоединяйтесь