Николай Виноградов: «В октябре исполнилось 2 года со дня смерти Федора Цанн-кай-си»

Среди тысяч встреченных по жизни людей, с годами память сохраняет лишь десятки, чьи имена и жизненная позиция становятся ориентирами в выборе оценок, поступков и анализе общественно значимых событий.

Одним из таких людей для меня был и останется Федор Васильевич Цанн-кай-си. Пожалуй, было бы неверным говорить о том, что десятки лет лично хорошо знал этого выдающегося ученого, общественного деятеля, талантливого преподавателя и высоконравственного человека. К сожалению, нас разделял почти двадцатилетний возрастной барьер, ведь ранее это казалось так много. Кроме того, в мои молодые годы мы работали в совершенно разных сферах: я - в строительстве, Федор Васильевич – в науке.

Наше заочное знакомство своим началом уходит в восьмидесятые, когда под лозунгами перестройки и демократизации по существу начиналась ломка практически всех, считалось, незыблемых институтов общества и власти. Особому остракизму подвергалось все связанное с коммунистической партией Советского Союза. В то время, после перевода из Москвы, я был избран вторым секретарем обкома КПСС. По роду своей деятельности занимался экономикой и организацией жилищно-гражданского строительства. Имея определенную теоритическую и политическую подготовку, опыт производственной и кадровой работы, понимал, что происходившее в стране может привести к необратимым последствиям для экономического и социального развития государства, подорвать его конституционные основы.

Обстановка усугублялась законодательно закрепляемыми ошибками в выработке и принятии кадровых решений. На волне популизма, политического авантюризма и корыстной заинтересованности на должности руководителей предприятий нередко попадали недостаточно подготовленные лица. Депутатский корпус органов власти различных уровней пополнялся путем избрания депутатов, обладавших больше разрушительными, чем созидательными способностями.

Именно тогда, а было это в 1989 году, накануне выборов народных депутатов РСФСР, я узнал о Федоре Васильевиче. Среди многих кандидатов его отличала какая-то особая, связанная с твердой внутренней убежденностью интеллигентность, взвешенность, глубина знаний и логика доказательности. Будучи сторонником идей социал-демократических преобразований и этического социализма, Федор Васильевич пользовался неизменным уважением преподавателей и студентов педагогического института, где он тогда работал. Его активно поддержали и жители города, избрав в марте 1990 года депутатом Съезда народных депутатов РСФСР.

Происходившее в конце 80-х – начале 90-х годов, по моему мнению, стало своеобразным прологом к развитию дезинтеграционных процессов в союзном государстве и связанных с ними распаде СССР, утратой лидирующих позиций в мире, возникновением лавинообразно нарастающих проблем в основных сегментах народнохозяйственного комплекса. Все это, на удивление, похоже на события, происходящие в последние годы на Украине, и требует поиска ответов на возникающие причинно-следственные вопросы, без осмысления которых вряд ли возможно объединение основных политических сил государства в решении многих задач сегодняшней повестки дня.

С тех пор прошло более четверти века. В зависимости от политической и идеологической приверженности оценки того наиболее драматичного периода самые различные. Очевидно, в чем-то отличительные особенности оценок и выводов имелись и у меня с Федором Васильевичем. Однако на его стороне были больший жизненный опыт, глубокие личные, связанные с периодом репрессий переживания, а также теоретические и научные исследования.

Еще одной чертой характера Федора Васильевича, отмеченной в те годы, было уважительное отношение к оппонентам и профессионализм. Примечательно и то, что, будучи народным депутатом, он направил свои усилия не на приспособленчество и поиск «теплого местечка», чем нередко грешили многие другие, а занялся делом, которое знал и в которое верил. Войдя в состав конституционной комиссии Съезда народных депутатов России, он с коллегами активно работал над подготовкой раздела Конституции по основам развития гражданского общества.

Однако завершить работу над этим вариантом Конституции не позволили события 1993 года, связанные с роспуском Съезда и Верховного Совета РСФСР.

На мой взгляд, показательный «расстрел» Верховного Совета окончательно провел разделительную полосу между периодом романтической демократии, сторонником которой был и Федор Васильевич, и стремящимся к захвату власти и ресурсов жестким прагматизмом. Ничего не берусь утверждать, но именно к такому выводу прихожу, ознакомившись с рядом его работ и публичных выступлений.

Как-то так произошло, что достаточно редко общаясь лично, я почувствовал в нем близкого по взглядам человека. Особенно высоко ценю внимание и поддержку, оказываемые мне после избрания в 1996 году губернатором области. Участие Федора Васильевича в проводимых администрацией области конференциях и семинарах, высказываемые им замечания по отдельным направлениям деятельности областных структур, давали возможность сверить соответствие заявленных целей достигнутым результатам. 

Более трудного периода в своей производственной и служебной деятельности не знаю. Остановившиеся заводы и фабрики, разрушенная экономика, обесцененные галопирующей инфляцией деньги, утратившие всякие доверие к власти и надежду на «сильного царя Бориса», но всегда стремящиеся к справедливости люди.

Прекрасно понимая, что в отдельно взятой области решить все проблемы разом невозможно, стремился объединить представителей региональных подразделений партий и общественных организаций, руководителей предприятий на поиск возможностей продвижения вперед. Одним из первых, созданных при администрации области, общественных формирований была комиссия по правам человека, для работы в которой были приглашены заслуженные работники правоохранительных структур, наиболее уважаемые представители педагогической общественности, медицинских и религиозных организаций.

Аналогичное предложение было сделано и Федору Цанн-кай-си. Однако, к сожалению, принять его он не смог. До сих пор остается вопросом, что повлияло на данное решение – загруженность научной и преподавательской работой, политические или идеологические аспекты согласия, а возможно - неверие в складывающейся тогда обстановке, в саму возможность реализации прав человека. Таких прав и свобод, какими он их себе представлял при работе над своим вариантом проекта Конституции.

С большой теплотой вспоминаю товарищеский ужин по поводу восьмидесяти пяти лет Федора Васильевича. Он и его супруга Галиной Петровной пригласили меня в их уютную квартиру, а случилось это уже после завершения моей работы на посту губернатора. Не скрою, испытывал тогда некоторое смущение от вероятности внести некий диссонанс в недостаточно знакомую мне компанию.

Однако оно быстро прошло. За длинным, празднично украшенным, столом, собрались самые близкие, искренне любящие и уважающие юбиляра родственники, друзья и коллеги по работе. Поздравительные тосты перемежались рассказами о совместных походах, вылазках на природу, байдарочных сплавах, строительстве своими руками садового домика на участке в коллективном саду… Воспоминания неизменно сопровождались объединяющими всех юмористическими подробностями.

Было как-то уютно, по-душевному тепло, без формализма и «дежурного» времяпрепровождения. Почувствовал, что, пригласив на это семейное торжество, Федор Васильевич хотел выразить доброе отношение ко мне и поддержку.

Прощаясь, Федор Васильевич подарил мне вышедшую в 1995 году книгу Игоря Дедкова «Любить? Ненавидеть? Что еще?..», эпиграфом к которой было выбрано «Заметки о литературе, истории и нашей быстротекущей абсурдной жизни».

С автором книги Федор Васильевич был знаком еще с 50-х годов. Для меня же это знакомство ограничивалось выражением «что-то слышал…». Прочтение подаренной книги, а затем и ряда других публицистических материалов Игоря Дедкова вызвало большой интерес к этому глубоко переживавшему за судьбу страны человеку – гражданину, журналисту, литературному критику.

Признанный молодежный лидер факультета журналистики МГУ после доклада «Место журналистики в общественно политической жизни страны» на комсомольском собрании курса, он, наряду с другими организаторами собрания, был обвинен в мелкобуржуазной распущенности, нигилизме, в политической незрелости и невоспитанности. Было это сразу после ХХ съезда КПСС. На собрании речь шла о необходимости углубления демократизации в стране и партии, об открытии библиотечных «спецхранов», об изменениях в преподавании общественно политических дисциплин. Этот съезд послужил принятию решения о направления Игоря Дедкова вместо аспирантуры на газетную работу в Кострому. Где его семья проживала около 30 лет, вплоть до переезда в Москву. 

Тепло отзываясь о преимуществах жизни в провинции, он активно печатается в ряде ведущих журналов. При этом, основная направленность его публикаций заключается в анализе соотношения власти и общества, возможности изменения государственного устройства в сторону интересов большинства людей. Как отмечает одна из исследователей творчества Дедкова, он всегда старался выстроить свой взгляд на мир в противовес официальному, с единственным ориентиром – своей совестью.

Описывая события начала 90-х годов, он говорит о том, что люди, оставаясь собственностью государства, не могут себя защитить. При этом власть придерживающие хотят, чтобы огромная часть народа «Жила так – теперь живите как мы решили. Кругом ничего нового. Одно и то же, только разные слова, разная идеологическая упаковка...».

И еще один замечательный подарок Федора Васильевича – изданная в 2015 году книга Александра Васильевича Пыльцына - генерал-майора СССР, участника Великой Отечественной войны «Штрафбат: наказание, искупление». Будучи в годы войны командиром штрафного батальона, при написании книги Александр Васильевич основывался на реальных событиях с участием реально существовавших лиц, что вызывает большой дополнительный интерес к этому документальному произведению, вооружая читателей серьезными доводами против любителей фальсификации, в том числе, военной истории страны и действий так неоднозначно оцениваемых вооруженных формирований.

Почему из множества книг, а у Федора Васильевича прекрасная библиотека, он выбрал книги по данной тематике и именно этих авторов. При наших, как правило, кратковременных встречах мы обходили стороной причинно-следственные связи постоянно возникающих в стране экономических и социальных потрясений. Не знаю, быть может, оберегали друг друга от возможных ошибочных выводов, или просто из-за недостатка времени для их обсуждения. Вместе с тем, как мне кажется, желание обменяться мнениями и к поиску ответов у нас неизменно оставалось обоюдным.

Одну из причин случившегося и происходящего в настоящее время в стране, вижу в отходе от издавна утвердившихся в обществе морально-нравственных ценностей и категоричном отказе от всего теоритического наследия и практики государственного строительства в России.

Раньше через преподавание общественных дисциплин в учебных заведениях, партийную учебу и средства массовой информации все были «закормлены» основами марксизма – ленинизма. Сегодня, напротив, теоретических знаний явно недостает всем, как недостает и талантливых учителей - обществоведов, способных передавать их, и в первую очередь, молодежи.

Большая просветительская задача решается в этом плане вышедшей в 2012 году книгой Федора Цанн-кай-си «Философия истории». Ответы на актуальные вопросы общественного развития дает и размещенный в интернете видеоматериал прочитанной им лекции «Марксизм в современном мире», которую отличают большой аналитический материал, убежденность автора и его готовность к полемике.

Книги в подарок от Федора Васильевича я с благодарностью воспринимаю, как желание поделиться сокровенным, как оказанное доверие в надежде на понимание исповедуемой ими, выстраданной в долгих переживаниях правды. Приведенные в книгах размышления при кажущимся различии поднятых тем являются основанной на многолетней дружбе консолидированной позицией авторов.

Просто объединяющую их правду Александр Васильевич Пыльцын отстаивал в своих произведениях с присущей генералу прямолинейностью и бескомпромиссностью, Игорь Александрович Дедков – писательским талантом, душевной ранимостью и наблюдательностью, Федор Васильевич Цанн-кай-си – мудростью, терпеливостью, глубиной знаний ученого и философа. При этом каждый из них, возможно поступившись многим, отказавшись от мелкого и подленького «угодить и угадать» остался верен интересам большинства людей.

Время неумолимо, пережитое и болезни сделали свое. Но остались документы-свидетельства о взглядах на происходившее. Они словно звучат наказом уважительно относиться к прошлому, как фундаменту не только настоящего, но и будущего. Наш общий дом качается. Бесконечное балансирование между добром и злом, правдой и ложью лишь увеличивает амплитуду колебаний.

Так уж получается, что в повседневных заботах, порой растрачивая силы и время на второстепенное, мы проходим мимо, на потом откладывая что-то важное, дающее ключ к пониманию настоящего и влиянию на будущее. А потом-то оказывается и нет.

Последние годы Федор Васильевич сильно болел, и наше общение с ним ограничивалось кратковременными автомобильными поездками к врачам. Остальное притуплялось надеждой на лучшее, но с ожиданием неизбежного. Вопросы, вопросы, вопросы… Кажется, уже нет рядом равного Федору Васильевичу человека, с которым можно было бы их обсуждать, будучи уверенным в честности, искренности и компетентности собеседника.  

Николай Виноградов, бывший губернатор Владимирской области

Дата публикации: 19.11.2019 Просмотров: 874


 
Текст сообщения*
 

Заполняя данную форму вы принимаете условия Соглашения об использовании сайта, в том числе в части обработки и использования персональных данных.

Реклама
Другие новости
06.12.2019
Трасса М12 не снесет дома в деревне Гридино

Предложенный вариант трассировки не предполагает уничтожения жилых домов, однако и проблем не исключает



06.12.2019
Антимусорные «бунты» в Киржаче и Кольчугино превращаются в протесты против «Хартии»

И это, похоже, результат недоработок власти при пропаганде мусорной реформы

06.12.2019
Во владимирском белом доме обсудили ситуацию на стекольном заводе «Раско» в Анопино

Бывший руководитель предприятия Виталия Миронов не пришел, потому что его юристов не пустили в здание обладминистрации



05.12.2019
Владимира Сипягина убедили, что завод «Volgabus» работает

Визит главы региона на предприятие приурочили к завершению 1-го этапа реализации многомиллиардного проекта

05.12.2019
Волейбольный "Владимир" 5 декабря начинает 3-й тур Чемпионата и умоляет о помощи

... финансовой, без которой команда может не доиграть даже сезон 2019/2020

Присоединяйтесь